Из чемпиона в преступники?

Карагандинского спортсмена Виктора Скорнякова обвинили в избиении человека и приговорили к шести годам лишения свободы. Однако с таким решением суда его родственники и друзья не согласны.
Николай КРАВЕЦ

moison1По версии следствия, 8 февраля 2016 года пятеро человек пришли в кафе «Гянджа» в Пришахтинске. В кафе молодые люди увидели сидящих за столиком своих знакомых, к которым присоединились, и продолжили застолье. Во время словесной ссоры между людьми завязалась драка, в ходе которой Куаш Дильмаганбетов получил серьезные травмы головы.
Больше года велось расследование и судебные разбирательства, и только 26 мая 2017 года судья Октябрьского районного суда №3 огласил приговор в отношении пятерых человек. Среди них был молодой перспективный спортсмен Виктор Скорняков, его обвинили в хулиганстве и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. Двоих обвиняемых суд приговорил к ограничению свободы сроком на два года, еще двоих – от пяти с половиной до семи с половиной лет. Виктор получил – шесть с половиной лет лишения свободы. Однако родные Виктора считают, что суд до конца не разобрался в преступлении и посадил невиновного человека.

 

«Года три полежит – и умрет»
О произошедшем несчастье с супругом Лейла Дильмаганбетова узнала только утром.
– Около двенадцати часов ночи я позвонила супругу и спросила, где он находится. Куаш сказал, что на автостанции 21-го микрорайона зашел в кафе и пьет чай, – говорит Лейла. – Мой муж занимался частным извозом. Так он зарабатывал на жизнь и обеспечивал свою семью. Около двух часов ночи я снова позвонила Куашу, но он почему-то не брал трубку, потом вообще отключил телефон. А утром я узнала от матери супруга, что он в больнице.
Приехав в медицинское учреждение, женщина узнала, что ее супруг находится в отделение токсикологии.
– Куаш был без сознания, – рассказывает жена пострадавшего. – Голова у него была квадратная. На лице много ушибов и гематом.
18 дней супруг был в коме. Состояние у него было очень тяжелое. Врачи не давали никаких надежд.
Далее Куаша перевели в отделение нейротравмы. Медики сказали женщине, что ее супруг будет овощем, года три полежит – и умрет.
– Сейчас ему определили первую группу инвалидности, – говорит Лейла Дильмаганбетова. – У нас трое детей. Я нигде не работаю, потому что ухаживаю за супругом. Наша семья живет только на пособие мужа, которое составляет всего 46 000 тенге. Нам пришлось уехать из города в поселок Карагайлы Каркаралинского района, поскольку у нас нет возможности дальше снимать квартиру.
Лейла все эти месяцы после избиения супруга надеялась, что преступники понесут заслуженное наказание.
– Меня там не было, и я не знаю, кто это сделал, – отмечает Лейла. – И не могу говорить, что Скорняков там был. Об этом сказали свидетели. Не с моих слов их посадили, а суд все доказал. Я никому не хочу судьбу калечить.

 

«Мой сын ни в чем не виноват»
По словам друзей и родственников Виктора Скорнякова, суд не разобрался во всех нюансах дела – например, десять свидетелей в суде говорили о том, что Виктора Скорнякова даже не было на месте драки, но им не поверили.
– В суде я рассказал, что Виктор мой друг, мы знакомы с пятого класса, – говорит Данил Колесников. – Остальные подсудимые просто знакомые. С Виктором мы виделись каждый день с 9-го класса, потому что у нас были общие интересы – спорт.
От мамы Скорнякова Данил узнал о том, что у Виктора проблемы с законом, а именно его обвиняют в избиении человека возле кафе «Гянджа» в ночь с 7 на 8 февраля 2016 года.
– Но именно в это время я находился у него дома и остался ночевать, – рассказывает Данил. – Когда Виктор лег спать, закрыл дверь в комнате и до утра никуда не выходил. В случае если бы Скорняков выходил из дома, дверь бы скрипела, и я сразу бы проснулся.
То, что Виктора не было в момент драки около кафе, подтвердил и другой свидетель – Ильяс Прушинский, который сам в ту ночь был на месте преступления. На судебном заседании он сказал, что Скорняков его друг, а остальных подсудимых просто знает по Пришахтинску.
– С Виктором дружим около четырех лет, а так учились в одной школе, – сказал Ильяс. – Он спиртные напитки не употребляет, вроде не ходит и в увеселительные заведения. Он работает и тренируется в зале. В ночь с 7 на 8 февраля 2016 года около одиннадцати часов вечера я созванивался с Данилом Колесниковым, который сказал, что остается ночевать у Скорнякова дома.
– Моего сына ни разу не вызывали на допросы, не проводили очных ставок, – говорит мама парня Ирина Скорнякова. – Из моего сына-чемпиона сделали преступника. В деле появились депонированные свидетели, двое из которых пропали, а на следствии они числятся, но их допросов нет. Я их вообще не видела. Дело трижды возвращалось на дополнительное расследование. Последний раз возвращалось по причине того, что протоколов допроса этих депонированных свидетелей не было. Следствие начинает их повторно депонировать, что запрещено законом. Наш адвокат указывал на эти нарушения, но все наши ходатайства отклонили. В суде мы начали слушать аудиозаписи – их вообще не слышно. На этом основании мы поставили вопрос о недопустимости этих депонированных свидетелей. Адвокат даже заявляла ходатайство о повторном допросе депонированных свидетелей, но судья отказал.
Адвокат Виктора Скорнякова уже подал на апелляцию. Следующее судебное разбирательство состоится 18 июля.

  • Нравится
  • Материалы по дате (происшествия)

    « Ноябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30