Доигрались до суда

125 тысяч тенге морального и материального ущерба отсудили родители второклассника одной из школ Караганды. С лестницы его столкнул одноклассник.
Николай КРАВЕЦ

1111«Мой сын не виноват»
Маме 7-летнего ученика Всеволода Бунакова позвонила классный руководитель и сообщил: их сын столкнул своего одноклассника с лестницы. Учительница предупредила, что позвонят родители пострадавшего школьника.
– В этот момент я была на работе, поэтому сразу не могла приехать в школу, – рассказывает Юлия Бунакова. – Вечером, когда приехала домой, муж сказал, что поговорил с сыном об инциденте в школе. Всеволод уверял папу, что никого не толкал. Отец, конечно, ему не поверил и поставил в угол.
На следующий день Юлия пошла в школу, где провели родительское собрание.
– Все мамы сразу на меня накинулись, – вспоминает Юлия. – Родители стали говорить, что мой сын до случившегося ходил по школе с гвоздем и пытался им уколоть девочку, от чего у той появился синяк. Интересно, почему раньше об этом мне не сообщили? Если бы этот поступок совершил мой сын, родители школьницы сразу бы поставили в известность директора школы, классного руководителя и меня. А так я им сказала: не верю, что такое мог сделать мой сын.
По словам Юлии, через несколько дней она увидела, что в группе Whats App родители пострадавшего мальчика Артема Германьева обратились к мамам и папам школьников с предложением написать коллективную жалобу и вспомнить все случаи, когда Всеволод Бунаков пытался навредить их детям.
– На очередное родительское собрание принесли жалобы на моего сына, – говорит Юлия. – В них было написано, что мой ребенок ненормальный и ему нужен психолог. Я даже подписала бумагу о том, чтобы с Всеволодом поработал школьный психолог. Поговорив со мной и с моим мужем, доктор пришла к выводу, что ребенок по возрасту развит, у него нет отклонений. Семья адекватная, просто есть небольшие проблемы в воспитании. Нам были даны рекомендации. Их устранением мы и стали заниматься.

 

А был ли гвоздик?
По словам мамы пострадавшего школьника Марины Германьевой, ее ребенок продолжал жаловаться.
– Мое терпение лопнуло, когда сын уже в новом учебном году в ноябре пришел из школы домой. Хромая и плача, он рассказал, что Всеволод схватил его за рюкзак и изо всей силы толкнул. Было скользко, сын подвернул ногу и упал, – рассказывает Марина – После этого состоялось собрание с директором школы, инспектором, завучами, классным руководителем, Бунаковыми и нами. И опять безрезультатно. Я поняла, что все разговоры с ними бесполезны, а безнаказанность приводит к плачевным последствиям. Знаете, в ходе судебных разбирательств Юлия на это сказала: «Ну, правильно, а что вы хотели? Севу же мы за это наказывали, вот он и обозлился на Артема».
Всеволод, по словам родителей, продолжает совершать различные деяния по отношению к Артему, а также другим мальчикам и девочкам.
– На собрании многие факты повергли нас в шок. Еще в детском саду девочки жаловались на Севу за то, что он к ним приставал, – говорит Марина Германьева. – По сей день поступают жалобы такого же характера, в том числе письменные, директору. На собрании один из родителей обратился к Юле и спросил: Как вы смотрите на то, что моя дочка, придя из школы, сказала, что Сева назвал ее шлюхой? На это мать Севы ответила: «Все дети матерятся, это нормально». Родители жаловались, что Всеволод приносил длинный гвоздь и тыкал им в девочек... Хотя Юлия говорит, что он якобы просто принес гвоздь, чтобы показать одноклассникам. Почему тогда дети жалуются именно на него, а не на моего сына или другого ребенка?

 

В суд за миллионами
Пострадавшего школьника Юлия Бунакова увидела лишь через полгода, когда начался новый учебный год. К ней подошла Марина Германьева и выразила недовольство – почему Бунаковы не извинились за поступок их сына.
– Мы взяли вину на себя, старались оказывать внимание мальчику. Даже йогурты приносили, – рассказывает Юлия Бунакова. – И потом мама ребенка спрашивает, будем ли мы им и дальше помогать. По их словам, они много денег потратили на лечение ребенка. Мы у них попросили чеки из всех больниц и аптек. В итоге родители мальчика подали на нас в суд и хотели у нас миллионы отсудить. Хотя мы не отказывали в помощи ребенку.
Школьное ЧП рассматривал районный суд №3 Октябрьского района Караганды. С иском о взыскании материального ущерба и морального вреда обратилась Марина Германьева. Мотивом стал тот самый случай 26 апреля 2016 года.
Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы Артему Германьеву был причинен вред здоровью средней степени тяжести. Ребенок болел свыше трех недель. После получения травмы сын Марины Германьевой длительное время находился под наблюдением врачей. Было назначено лечение, усиленное питание, исключены игры на компьютере. За период с 26 апреля 2017 года по настоящее время на затраты, связанные с обследованием, лечением, покупкой лекарств составили 112 тысяч 182 тенге.
В постановлении суда говорится: в результате неправомерных действий Всеволода Бунакова Артему Германьеву был причинен значительный моральный вред, который выразился в нравственных и физических страданиях. Мальчик стал замкнутым, отстал в учебе, семья терпит унижение, отчаяние. Сумма материального ущерба – 112 тысяч 182 тенге и моральный вред в размере 2 миллионов тенге.
Суд решил исковые требования Марины Германьевой к Юлии Бунаковой о взыскании материального ущерба и морального вреда удовлетворить частично.
«Взыскать солидарно с Юлии Бунаковой сумму материального ущерба в размере 93 182 тенге, моральный вред в размере 20 000 тенге. Всего 125 082 тенге. Решение может быть обжаловано в течение одного месяца», – постановил судья М. Амиров.
Родители школьников претензий друг к другу больше не имеют.

P.S. Казалось бы, маленькие дети, но уже оказались втянутыми во взрослые судебные разбирательства. Неужели нельзя было все решить мирно, без вмешательства адвокатов и прокуроров?

  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Сентябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30