Ущерб один – оценки разные

Столкнулись две машины. Один специалист повреждение оценил почти в миллион, другой – в четыре раза больше. Суды же не могут определиться, на чьей стороне правда, и уже четвертый год выносят прямо противоположные решения. Только и остается, что журналистам пожаловаться.

usherbУщерб от ДТП – вещь, на которую стороны этого самого происшествия смотрят по-разному. Понятно, что один хочет меньше заплатить, а другой – больше получить. Рядовое совершенно явление, и рассказывать тут было бы нечего, если бы ни одно обстоятельство: в очередном ДТП один специалист оценил нанесенный в результате аварии ущерб в 882 тысячи тенге, а другой оценщик выставил сумму в три миллиона тенге.

 

Столкновение интересов
В апреле 2009 года карагандинец Константин Дик вечером на «Ауди» врезался в стоящую впереди «Subaru Forester». За рулем в это время находился супруг хозяйки машины Натальи Искаковой Юрий.
Как следует из постановления Карагандинского областного суда: «...удар был нанесен в заднюю нижнюю часть автомобиля, вся правая сторона иномарки, передняя часть: двигатель, навесное оборудование, датчики, оптика, передняя ходовая часть – остались целыми и невредимыми».
– Вину свою признал полностью, – говорит Константин Дик. – Меня на 2 года лишили прав, заплатил штраф – 20 тысяч тенге, ну и был готов, конечно же, возместить ущерб. Однако в этот момент странно повел себя сам потерпевший. Сначала он предложил мне оплатить ремонт, потом спустя некоторое время сообщил, что ремонтировать машину будет сам. Еще через некоторое время я получил от него новое предложение – дескать, давай мне     20 тысяч долларов (3 миллиона тенге) – и разойдемся. Я отказался, тогда он решил все делать через эксперта-оценщика.
Первый отчет об оценке нанесенного вреда и суммы восстановительного ремонта делали в Караганде. Насчитали 882 тысячи тенге.
– Дороговато, на мой взгляд, ну да ладно, виноват – надо выплачивать, – рассказывает Константин Васильевич.
Однако сумма, определенная независимым экспертом, совершенно не устроила пострадавшего. И через полгода (!) на свет появился новый оценочный отчет. На этот раз он был выполнен в Алматы ТОО «Моторное бюро». И как следует из этого документа, ущерб машине в результате аварии был нанесен больше чем на три миллиона.
– Сумма объяснимая – столько Юрий Искаков должен был «БТА-банку», где он брал кредит на машину. О существовании же нового отчета я узнал на заседании районного суда, куда «БТА-страхование» подало иск, чтобы эти деньги с меня и востребовать. При этом меня не приглашали, как того требуют правила, на проведение оценочной процедуры, не поставили в известность даже, – рассказывает Константин Васильевич. – Суд района Казыбек би, однако, не принимая во внимание первый отчет об оценке ущерба, присуждает мне эти 3 миллиона тенге выплатить. Я, естественно, не согласился с таким исходом дела и подал апелляцию. Решение районного суда было отменено, и мне присудили выплатить пострадавшим материальный ущерб в размере 847 тысяч тенге.
С такой суммой упорно не соглашалась потерпевшая сторона и подала кассационную жалобу. За неполные четыре года количество судебных заседаний перевалило за дюжину.

 

Некуда запихать
Константин Дик решил бороться до конца. И первым делом поставил под сомнение результаты оценки ущерба алматинского ТОО «Моторное бюро». Отдал сам отчет на экспертизу лучшему специалисту Казахстана председателю президиума Республиканской палаты оценщиков Вилену Елисееву. Мнение эксперта однозначно: «...оценка движимого имущества, осуществленная ТОО «Моторное бюро», проведена с нарушением требований нормативных актов, таковую нельзя признать достоверной». Этот вывод подтверждает и комитет регистрационной службы Министерства юстиции РК, где выдают лицензии на данный вид деятельности.
– Эти 3 миллиона ущерба просто некуда запихать, – уверен автор первого оценочного отчета.
В отчете «Моторного бюро» действительно не все понятно. За пунктом «повреждена спинка задняя» тут же следует «спинка задняя повреждена», «мелкие повреждения с правой стороны», хотя удар был с левой.
Также Константин Дик решил, согласно законодательству, попробовать истребовать пострадавшую в аварии машину.
– Суды Караганды взыскали с меня рыночную стоимость за поврежденный автомобиль, – рассказывает Константин Васильевич. – В соответствии с законом я имею право требовать возврата поврежденной машины. Но Искаковы пострадавший в аварии автомобиль продали.
Не теряла зря времени и пострадавшая сторона.
– Искаков за время всей этой истории уже получил          3 миллиона страховки с «БТА-банка», чем сразу перекрыл свой кредит, – рассказывает Константин Васильевич (и это подтверждают имеющиеся документы. – Авт.). – Получил 3 миллиона 200 тысяч с продажи авто в Алматы. Еще 847 тысяч Искаковы получили по страховке, 570 тысяч тенге по решению суда я должен выплатить за потерю товарного вида. На ровном месте себе вот такой подарок в четыре с лишним миллиона они уже сделали. Банк, правда, сейчас обязал Искаковых вернуть 847 тысяч, поскольку моя страховая компания выплатила ему эти средства. Я на очередном заседании суда предложил: давайте я вам доплачу 400 тысяч тенге, а вы мне отдайте машину. Ответа на предложение не прозвучало. Но районный и областной суды этот факт почему-то не заинтересовал вовсе.

 

Сальто Верховного суда
Тем не менее выплачивать присужденные карагандинскими судами 3 миллиона тенге Искаковым Константин Дик не собирался. И подал жалобу в Верховный суд РК. На первом же заседании эта высшая судебная инстанция постановила – отменить, направить дело на новое рассмотрение.
– Виновность и размер ущерба виновника аварии определены решением Карагандинского административного суда, – высказал свое мнение адвокат Искаковых Александр Горбачевский. Сами супруги общаться с журналистами после долгих размышлений не пожелали. – И эти решения действительны на территории всей страны. И подвергать их сомнению – это значит подвергать сомнению всю законность системы. То, что Дик посчитал, что ему должны быть возвращены остатки поврежденной машины, – это глубокое заблуждение. Такое право есть у страховой компании, но никак ни у виновника аварии.
А что из себя представляет комитет регистрационной службы Министерства юстиции РК, где выдают лицензии на данный вид деятельности? Ничего. У него нет высшей юридической силы. Законность заключения комитета должна подтвердить судебная экспертиза. Так что мнение комитета по поводу отчета ТОО «Моторное бюро»... А законность первого оценочного отчета мы еще проверим. Он был сделан без согласия собственника. Это не документ, – считает Александр Горбачевский.
Очередное заседание суда состоится 3 мая, редакция будет следить за развитием событий.

 

Последнее изменение Понедельник, 27 Май 2013 17:19
  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Сентябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30