Рецепты по борьбе с коррупцией

Запретить пересогласование смет на строительство каких-либо объектов, отменить практику сдачи сотовых телефонов посетителями госструктур, выделение бюджетных грантов на обучение в вузах и поборы в школах – под народный контроль... Общественники Караганды на очередном заседании совета обсуждали коррупцию и предложили несколько конкретных способов, чтобы это позорное явление если не устранить, то свети к возможному минимуму.
Татьяна СПИЦИНА


fightcorruption1Когда воруют мало – это преступление, когда воруют много – бизнес, когда воруют у народа – это коррупция. На каком уровне и с каким успехом здесь идет противостояние в регионе, что подпитывает мощный заслон защиты и борьбы, в общих чертах в начале заседания рассказал руководитель областного управления профилактики коррупции Дидар Смагулов. Вкратце, потому что в плане реализации Антикоррупционной стратегии РК на 2015–2025 годы, о которой говорил госслужащий, 70 пунктов. Потому доклад свелся в основном к перечислению того, что сделано, а не что предстоит или в планах, и это уже немаловажно, причем с учетом побед и поражений.

 

«Многие хотят быть на месте коррупционеров»
– Программа по борьбе с коррупцией с 2005 по 2014 год не нашла поддержки со стороны общества и была признана нереализованной, – к примеру, признался Дидар Смагулов. – И, к сожалению, сегодня многие хотят быть на месте коррупционеров.
Или:
– На 1 сентября 2016 года поощ-рено девять человек, сообщивших о коррупционных правонарушениях на общую сумму 1 миллион 208 тысяч 970 тенге.
– Комиссии в вузах, определяющие студентов на бюджетные места в магистратуру, из года в год состоят из одних и тех же лиц, эта проблема без внимания, давайте вместе решать ее.
smagulov1121Держать удар внимательно слушавших доклад Дидару Смагулову пришлось не сразу.
– Пусть представитель еще одного госоргана отчитается, – предложил председатель Общественного совета Кабдыгали Оспанов и предоставил слово руководителю отдела акимата областного центра.
Последовал краткий доклад «о проводимой работе» с перечислением установленных в городе и госструктурах специальных стендов, баннеров, проводимых совещаниях, приемах по личным вопросам. Зацепило одно: «Ни на один телефон доверия в акиматах и госструктурах за весь 2015 год и первую половину 2016-го никто не обращался с жалобами или сообщениями о коррупционных правонарушения».
– Доверия нет, – отреагировали общественники и переключили внимание на Дидара Смагулова.
– Вы тоже не до конца откровенны были в своем докладе, – высказался Кабдыгали Оспанов. – Нет полной гласности, какого чиновника и за что наказали за то же, к примеру, использование служебного транспорта в личных целях, нет фамилий, статистики, названия ведомства, где провинившийся работает.

 

gusakov1121Выгодно поступать по закону
Далее последовала не критика, а предложения.
– Конечно, хорошо, когда проводятся лекции, семинары. Самое негативное у меня отношение к разовым акциям. Я не знаю, на что они влияют, – высказался член Общественного совета Юрий Гусаков. – Но я знаю хорошо еще с детства: «Крошка сын к отцу пришел и спросила кроха: что такое хорошо и что такое плохо?» И папа всю жизнь этому крохе толкует: вот это – хорошо, а вот это – плохо. И в конце концов молодой человек, когда выходит в самостоятельную жизнь, точно знает, что хорошо и что плохо. Дальше у него собственный выбор, и поэтому, когда одни из взрослых людей оказываются в местах не столь отдаленных, другие стараются быть законопослушными.
На заседание Юрий Анатольевич принес учебное пособие «Основы противодействия коррупции», изданное в 2004 году. Поинтересовался, в каком вузе и с каких пор преподают эту дисциплину. Оказалось – в одном, и то с начала 2016-го (!).
– А преподавать обязательно эту дисциплину надо! Вы меня сейчас хоть застрелите, я до конца не понимаю, что такое феномен коррупции, – продолжил Юрий Гусаков. – По простоте душевной я буду поступать так, как выгодно. И тогда говорю: коррупции не будет там, где человеку будет выгодно поступать по закону. И тогда вот эта по борьбе с коррупцией стрелочка должна качнуться. Когда и как это произойдет, я тоже не знаю.
abt1112– У нас Гусаков книжку принес, а я покажу сотовый телефон. – Президент Ассоциации предпринимателей Карагандинской области Николай Абт считает орудием против коррупции мобильный телефон, так как в нем есть функция диктофона. – То, что сделали сейчас в акиматах – поставили ящички, забирают сотовые телефоны, чиновники таким образом «борются» с коррупцией, чтобы их не поймали! Это абсолютно противозаконный акт, не имеет под собой никакой основы. Нет никакой нормы, чтобы на входе сотовые телефоны сдавать. А есть один государственный документ – Конституция, которая гарантирует мне право на собственность. Здесь нарушается наше конституционное право. Следует как можно скорее отменить приказ об изъятии мобильных телефонов у посетителей госструктур.
Меня часто приглашают на совещания, где просят сдать телефон, я туда принципиально не хожу.
Дидар Смагулов поспешил заверить, что вопрос с запретом на смартфоны будет снят в ближайшее время. Запрет сохранят лишь для ряда силовых структур, где важна тайна следствия.
Николай Абт высказал еще одно предложение, которое, по его мнению, будет способствовать резкому сокращению коррупции.
– Допустим, составили смету на строительство чего-либо. Прошел тендер, потом выигравший меняет качественный стройматериал на некачественный, но более дешевый. Пересогласовывают смету – и вперед! Тут много не надо затрат, факты пересогласования в 90 процентах случаев. Это почва для коррупции. Надо запретить пересогласование. Проект есть, прошел экспертизу, по нему и надо работать.
Прозвучал пример в тему.
– У меня есть факты, когда стоимость проекта была снижена на 60 процентов от первоначальной стоимости, – рассказала член совета Найля Каирбекова. – В то время как 60 процентов – это только стоимость материалов. Однако на оставшиеся 40 и материалы предполагается закупить, здесь и работа, и зарплата рабочим. Это нереально, но все закрывают глаза – ничего противозаконного нет.
– Еще же надо на откаты, – прозвучало напоминание из зала.

 

«Две тысячи гаишнику»
– Меры борьбы с коррупцией не знают границ, – отреагировала на прозвучавшие предложения член Общественного совета Татьяна Савицкая. – Не конкурсы рисунков надо проводить, а учить ценить все то красивое, те нравственные ценности, которые уже наработало человечество. Вот только со сферой образования надо что-то делать. Денег здесь выделяется много, сборы родительские продолжаются, и их называют добровольными. Поборы в школе – это коррупция. Я сама мама, и мне недавно сказали: «Надо собрать деньги на ремонт класса». Мы письменно попросили директора школы ответить, на что конкретно необходимы средства, ответа не последовало, но учительницу чуть не уволили за то, «что не умеет деньги собирать». В итоге класс отремонтировали за счет школы.
– В какой школе это было? Фамилия учительницы? А, молчите! В борьбе с коррупцией нами управляет некая третья сила. – Поначалу показалось, что заместитель руководителя отдела образования Караганды Ахат Мештаев шутит. – Нам надо реже употреблять слово «коррупция». Вот поймали коррупционера, его протащили по всем СМИ, вбивают в мозги населения, тем самим противопоставляя население власти, надо эту массовость ограничить! «Поливать» мозги народу не стоит! И так народ не любит власть. Тут тебе и до «цветной революции» один шаг! У нас в регионе 15 СМИ. Тех, кто хает власть, везде показывают, а тех, кто не хает, – нет. Получается, выполняется некий заказ.
Однако Дидар Смагулов разочаровал заместителя руководителя отдела образования: упор в борьбе с коррупцией будет делаться именно на СМИ и соцсети. То есть материалов, изобличающих мздоимцев, будет выходить все больше и больше. Именно это дает максимальный эффект.
– Каждый год проводятся социологические исследования по коррупции, но мы ни разу не видели их результатов? Почему? Неужели там такие секретные данные? Как нам эффективно бороться с коррупцией, если мы даже не знаем, какие проблемы реально существуют? – поинтересовалась Татьяна Савицкая.
– Результаты социсследований готовы, на следующем заседании совета я их вам предоставлю, – ответил Дидар Смагулов. – Сразу скажу: результаты очень плохие – очень низкий уровень доверия у карагандинцев к госвласти. Статистика есть, широкое и большое исследование проводилось.
Дидар Нуркенович не стал скрывать, что исполнитель исследований у него сразу спросила: «Вам надо реальную картину или как лучше?»
– Я ответил, что мне нужна реальная картина, – добавил руководитель управления профилактики коррупции.
В зале сразу оживились и засмеялись: даже социологи при проведении исследований подвержены коррупции.
А Дидар Смагулов добавил:
– Нас часто спрашивают, разумно ли говорить о коррупции в садиках. Я расскажу вам случай. Недавно мы пришли в детсад. На встрече в углу сидела четырехлетня красивая девочка. Я ее спрашиваю: «Ты знаешь, что такое коррупция?» Она уверенно ответила: «Коррупция – это когда надо дать две тысячи тенге дяде гаишнику!» Она не просто знает, что такое коррупция, она уже знает, сколько и кому дать... Вот так.
К слову, председатель Агентства Республики Казахстан по делам госслужбы и противодействию коррупции Кайрат Кожамжаров в своем недавнем выступлении ставку в борьбе с коррупцией сделал на следующее:
– Вопросы противодействия коррупции должны находиться в орбите интересов каждого гражданина, и только совместными действиями мы добьемся результатов. Важно всем вместе выработать антикоррупционный иммунитет в обществе. Столкнувшись с коррупцией, каждый должен обратиться к нам и довериться. Мы всегда должны быть доступны и открыты. Сообщения о фактах коррупции будут приниматься в любых формах, в том числе с использованием средств коммуникаций и соцсетей.

  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Сентябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30