Война за квартиру

Сестры Чигодайкины Анастасия и Наталья объединились, чтобы отстоять их общую квартиру для родного брата. Но уже третий год не могут этого сделать. Мешает... Саранский суд.

voina

Казалось бы, родственники должны только помогать друг другу. На практике родные нам люди играют не самую положительную роль, когда речь заходит о недвижимости.
Третий год члены большой семьи Чигодайкиных судятся из-за трехкомнатной квартиры в Сарани. После детдома и череды смертей среди близких в городе осталось жилье, на которое претендуют сразу несколько человек. Дальние родственники не намерены делить квартиру с прямыми наследниками и пытаются в суде доказать, что все, кроме них, всего лишь охотники за жилплощадью.

 

Пустил заяц лису в избу
В далеком 1960 году семья Чигодайкиных, где воспитывали пятерых детей, получила трехкомнатную квартиру. До сегодняшнего дня жилье никогда не продавалось, ни одного дня там не жил чужой человек. Правда, был период, когда детям родной дом пришлось покинуть, и надолго.
– В 1979 году маму и отца лишили родительских прав, а мы попали в Литвинский детский дом, – вспоминает Анастасия Чигодайкина. – Пожив там положенный срок, я вернулась в Сарань и поступила в педагогическое училище. Жила в общежитии, домой приходила только проведать родителей. Примерно такая же ситуация была и у остальных сестер, кроме старшей, – та к тому времени была совершеннолетней, перебралась в Караганду с тремя детьми. Наш брат Александр  тоже вышел из стен детдома, получил специальность в училище, отслужил в армии и с 1995 года живет в этой квартире.
Почему ни в каких документах не отражена необходимость закрепления за несовершеннолетними детьми жилплощади, пока они в детдоме? Чье это упущение – ответа теперь не найти. Но именно это обстоятельство и сыграло во всей истории роковую роль.
Тем временем семью Чигодайкиных стала преследовать череда смертей. Сначала умер глава семейства, и квартиру мать переписала на себя. Потом не стало и ее, умер муж у средней из сестер, скончалась старшая сестра, а потом и ее карагандинский сожитель.
– Александр в ту пору пошел оформлять квартиру на себя, но ему в акимате сказали: что тебе оформлять, тебя же никто не выгоняет? Живи! – рассказывает Анастасия Чигодайкина. – Тогда еще не было никаких приватизаций и легализаций, но мы все равно стали настойчиво добиваться документов на квартиру. Никаких концов! И главное, счета коммунальные на оплату приходят, а сама квартира нигде не зарегистрирована. Потом объяснили в ЖКХ: сгорел архив тех лет. Все это время лицевые счета оплачивал Александр как главный наниматель жилья. Он единственный и был в нем прописан. У нас, сестер, были уже свои семьи. Никто из нас на эту квартиру не претендовал.
«Не делай добра – не получишь зла!» – гласит народная мудрость. Трое детей старшей сестры – Валентина, Елена и Тимофей Чигодайкины – после ее смерти и кончины сожителя, хотя их детство и юность прошли в Караганде, оказались выброшенными на улицу. Отношения матери с отчимом оформлены юридически не были, потому и остались трое Чигодайкиных без крыши над головой.
Родных племянников пустил под крышу дома своего Александр, оформил над ними опеку. Дескать, пока устроитесь, пока образуется все – живите.

 

Это и моя квартира!
Новоявленные родственники подросли, но уезжать никуда не пожелали. Так и жили за счет родного дяди. Правда, иногда торговлей на базаре прирабатывали, потом девушки повадились в квартиру своих сожителей водить. Одна даже ребенка родить успела.
– Теперь, получается, в квартире родителей две семьи племянниц живут и наш брат там, – рассказывают обратившиеся в редакцию за помощью сестры Чигодайкины. – Квартира неблагополучная, соседи устали участковых вызывать. Там пьют, дебоширят, всякие сомнительные личности постоянно околачиваются. На Сашу уже сожители племянниц с ножом кидались, постоянно обещают физиономию набить. Он порой боится там оставаться. У друзей ночует. Образ жизни – это их дело. Но пока мы документы на квартиру оформляли, шустрые племянники нашли адвоката, подали в суд заявление о признании их членами семьи нанимателя. И суд... их требования удовлетворил!
Как же, спросите вы, статья 21-я закона о жилищных отношениях, где говорится, ежели претенденты на жилье там «...прописаны не были, не проживали... не могут считаться членами семьи нанимателя»?
Опять же, еще одна, на поверхности лежащая юридическая нестыковка.
Согласно решению акимата Сарани, за племянниками в свое время была сохранена квартира «...до совершеннолетия». Однако последние и в положенное время, и по сей день прописаться не удосужились – документов на квартиру нет. Их же до сих пор Александр с сестрами оформляет.
С одной из племянниц, Валентиной, нам удалось связаться, чтобы выслушать ее точку зрения. Но дама общаться с журналистами не пожелала.
– Это и моя квартира! А больше я ничего говорить не намерена! – заявила она.

 

Пока гром не грянет
– Почему городской суд вынес такое, мягко говоря, странное решение в пользу детей старшей сестры, которые к квартире не имеют ровным счетом никакого отношения, я комментировать не берусь, хотя догадываюсь, – сообщил редакции представитель защиты интересов Александра. – Нарушен ряд положений закона: племянники не прописались в квартире после совершеннолетия, хотя должны были сделать это в течение полугода, не проживали здесь, не вели совместное хозяйство, а значит, теряют право собственности. Но к нашим доводам в суде вообще не прислушались. А племянники бьют на опекунство. Да и сам суд второй инстанции шел минут десять. Никаких разбирательств не было. Просто решение озвучили, где говорится, что племянники имеют те же права, что и сам наниматель. Вот и все. А первый суд вообще проходил без участия Александра. Ему и повестку-то никто и не приносил.

 

Татьяна Спицина

Последнее изменение Понедельник, 27 Май 2013 17:19
  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Ноябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30