Изношенные люди

Караганда нуждается в приюте для бездомных. В полумиллионном действует всего один (!) Центр адаптации лиц, не имеющих определенного места жительства, на 50 коек. Этого, увы, явно недостаточно. Летом еще куда ни шло, а в холодное время года центр всегда переполнен. И тогда каждый выживает как может. Помогают им неравнодушные карагандинцы, которые в одном лице представляют сразу несколько социальных служб. Но такой подход нельзя назвать выходом из ситуации.   
Татьяна СПИЦИНА

 

trashcan1Без крыши над головой
Говорят, от сумы да от тюрьмы не зарекаются: неизвестно, как жизнь повернет. Все в детстве мечтают быть  космонавтами, военными, президентами, но никто не хочет быть бомжом. А вон их сколько на городских улицах, роющихся в мусорных контейнерах, вылезающих из люков теплотрассы, угрюмо бредущих по улицам в грязных одеждах, за которыми следует характерный шлейф невыносимого амбре.
Как-то довелось ознакомиться с такими данными: каждый пятый бездом-ный продал и пропил собственное жилье, лишился дома, расторгнув брак. Десять процентов нынешних бомжей потеряли жилплощадь, отбывая наказание в местах лишения свободы, а пять процентов стали жертвами афер с недвижимостью.
По большому счету ни одному ведомству не удалось хотя бы приблизительно подсчитать, сколько людей без определенного места жительства ютится в подвалах и подъездах домов, в недостроенных и заброшенных зданиях, в тепловых камерах и на городских свалках. Полиция займется таким человеком только тогда, когда он совершит правонарушение. Социальные службы помогут, если он сам к ним придет. Да и то...
Просто однажды опустившись на дно, они продолжают вести такой образ жизни, где не нужно думать о будущем, искать работу, заботиться о семье. Нам трудно это понять, мы живем словно в параллельных мирах, стараясь не замечать друг друга. Однако то и дело пересекаемся, опровергая законы геометрии.

 

vyalova1Скрытая угроза
Карагандинка Ольга Вялова с 1997 года помогла восстановить документы, найти работу, определиться с временным жильем более чем 300 заблудшим карагандинцам. Что это –  веление души, потребность в покровительстве?
– Началось все с того, что соседи попросили присмотреть пару недель за 86-летней матерью. Срочно надо было им уехать по делам, – рассказывает Ольга Сергеевна. – Я согласилась, но никто через пару недель не появился. На телефонные звонки ее родственники тоже не отвечали. Так продолжалось 10 месяцев. Не бросишь же человека. Мне пришлось ее и похоронить. А дальше все как-то само собой получилось. Как волонтер, я стала помогать нуждающимся.
Ольга Вялова стала буквально подбирать на улицах, мусорках и теплотрассах бомжей, приводила их в опустевшую после смерти бабушки квартиру. Хозяин жилплощади не объявлялся, а она их отмывала, дезинфицировала, давала им чистую одежду, кормила, искала им работу, помогала в оформлении документов.
– А что тут удивительного? Это же такие люди, как и мы! – говорит сердобольная карагандинка. – Каждому человеку в определенный период бывает необходима чья-то помощь. Через некоторое время такие люди стали сами приходить ко мне. Каким-то образом узнавали адрес, номер телефона. Даже полицейские иногда подберут таких людей на улице и ко мне привозят.  Дополнительно мы варили еду, готовили горячий чай, возили в колодцы, теплотрассы, подвалы.
Вскоре соседи стали жаловаться в полицию на то, что рядом поселились бомжи. Добропорядочные жители сразу увидели в этом опасность, ведь далеко не все бродяги настроены дружелюбно, да и налицо целый букет инфекций. Однако пока они не совершили чего-либо противоправного, полицейские не вправе их задерживать. За что? За то, что они не такие, как мы? С другой стороны, когда что-нибудь случится, поздно будет. Где же профилактика преступлений? Обследовать и госпитализировать принудительно тоже никто не станет. Во-первых, нет службы, которой бы это было вменено в обязанности, во-вторых, все это стоит денег. А кто возьмется оплачивать диагностику и лечение человека, у которого нет ни денег, ни паспорта?
В общем, законного способа защитить граждан от такого соседства не существует. К тому же в защите и помощи в большей степени нуждаются сами бродяги.

 

Тупик?
– За время моей волонтерской деятельности, соседи меня дважды избивали. Один раз с серьезными травмами я попала в областной медицинский центр, один раз соседка, правда пьяная, запустила в меня детским велосипедом, – рассказывает Ольга Сергеевна. – Мне дважды выбивали окна в квартире. Но мысль бросить свое занятие мне и в голову не приходила. Меня поддерживают мои дети, их у меня пятеро, младшему 20 лет. У меня помощники появились. Да я и сама уже не смогу жить без этой работы.
Хотя в последнее время заниматься волонтерской деятельностью Ольге Сергеевне стало значительно сложнее. Недавно объявился хозяин квартиры, где был создан приют для бездомных, и выгнал всех на улицу.
– Кое-как людей пристроила, теперь не знаю что и делать. Не отчаиваюсь, конечно. Придумаю что-нибудь, – поделилась женщина. – Вот недавно парень позвонил мне из Сарани, говорит, на чужой даче обитает, умирает от холода и голода. Поехали за ним, привезли пока ко мне домой.
Транспорт у Ольги Сергеевны, к слову, практически всегда под рукой.
– Предприниматель один лет семь назад все обещал расправиться со мной за то, что бомжей привечаю. А потом его партнер по бизнесу подставил, развалилось его дело, жена ушла и особняк дотла сгорел, – продолжает Ольга Вялова. – Сам после этого ко мне обратился. Попросил документы помочь оформить. Я быстро восстановила, меня же знают в городских соцслужбах. Он сейчас поднялся опять, но на мои просьбы по первому зову откликается. Всякое за эти годы было: поможешь человеку, а он обворует всех по месту работы, пьет...  

 

Голому – рубаху
В редакцию «СОБЫТИЙ» Ольга Сергеевна пришла не одна, а с двумя подопечными. Необычный визит объяснила так:
– Ольга на вокзале ночует. Ей надо помочь с работой и жильем, хотя бы временным, а второго – показала на мужчину средних лет – надо в Центр адаптации определить.  
Истории «гостей» оказались незатейливыми.
konovalova1Ольга Коновалова взяла кредит – 10 тысяч долларов. Год добросовестно выплачивала, а потом посыпалось: мать и муж заболели, работу потеряла, погашать кредит оказалось нечем. Квартира перешла за долги банку.
maltsev1Сергей Мальцев похоронил мать, запил, а тут подсуетился кто-то – и квартиры у мужика не стало. При бездомной жизни отморозил пальцы рук. Прооперировали бедолагу, подлечили, надо выписывать. А куда? Вышел на Ольгу Сергеевну.
– Нам бы хоть чуть-чуть государство помогло, чтобы было место, куда их приводить, где помогать им наладить свою жизнь, – говорит Ольга Вялова. – А пока будем с жильем определяться, очень прошу неравнодушных карагандинцев помочь нам с продуктами, постельным бельем и одеждой. И на то и на другое надежда слабая. Но вдруг найдутся такие люди, пусть позвонят тогда мне по телефонам: 78-90-82, 8-775-335-74-60.  
В Караганде несколько раз поднимался вопрос о создании еще одного центра адаптации для бездомных, и столько же раз затихал, когда дело доходило до подсчета затрат. Понятно, что подобное учреждение ни малейшей прибыли не сулит и может существовать либо на бюджетные деньги, либо за счет благотворительности. Но строительства ночлежки нет даже в плане социально-экономического развития Караганды до 2025 года.
В то же время и медики, и правоохранители, и соцработники, и представители общественности уверены: приют для бездомных нужен. Конечно, он будет лишь частичным решением проблемы и как таковое неприглядное социальное явление не искоренит, но хотя бы поможет пережить трудные времена, а кого-то, может быть, вернет в нормальную жизнь

  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Сентябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30