Погибшим в небе

В распоряжении «Взгляда на СОБЫТИЯ» оказалась информация: «Съемочная группа фильма об авиакатастрофе «Ил-18» рейса 558 «Алма-Ата – Караганда – Москва», произошедшей вблизи Магнитогорска 31 августа 1972 года, убедительно просит всех очевидцев, родственников погибших, участников ликвидации последствий крушения, технических и иных работников откликнуться!» Мы связались со съемочной группой из Москвы и рассказали, что знаем одного из пассажиров этого трагического рейса, учились с ним в одной школе, жили по соседству и просто дружили много лет.
Татьяна СПИЦИНА


krichanov1Сорок лет назад рядом с Магнитогорском произошла одна из крупнейших авиакатастроф в истории СССР. Наверняка некоторые из карагандинцев, причастных к этой трагедии, помнят, как 31 августа 1972 года в аэропорту Караганды девушка, опоздавшая на рейс в Москву, умоляла пустить ее в самолет. Говорила, что опаздывает на защиту дипломной работы в литературном институте. Посадка была завершена, но руководство аэропорта пошло студентке навстречу и вернуло трап к самолету. Счастливая, она взлетела в салон. Стюардесса закрыла дверь лайнера… Никто не догадывался, что в тот день борт 74298 не только поднимет пассажиров и членов экипажа в небеса, но навсегда оставит их там.
Был среди пассажиров и житель поселка Новая Дубовка второкурсник Егорьевского высшего военно-технического летного училища, что под Москвой, Володя Кричанов.
– Он в этот день должен был лететь на построение в училище, начинались занятия, договорились, что как только прилетит, отправит телеграмму, но пришли совсем другие вести, – вспоминает о Володе его старший брат Михаил Кричанов.

 

il181В жизни все возможно, только нельзя вернуть прошлое
Самолет «Ил-18» считался чудом советской авиации: лайнер строили с учетом военного применения. На нем было установлено 11 мировых рекордов по высоте, скорости и дальности полетов, что позволило ему войти в число лучших в мире самолетов с газотурбинными двигателями. Даже на всемирной выставке в Брюсселе в 1958 году «Ил-18» был удостоен золотой медали, а год спустя начались поставки самолета на экспорт. Именно «Ил-18» доставил первого космонавта планеты Юрия Гагарина с Байконура в аэропорт Внуково. Неудивительно, что советская пропаганда сделала все, чтобы умолчать о катастрофе, случившейся с надежным пассажирским самолетом.
– Мы самостоятельно узнавали о гибели пассажиров рейса, – рассказывает Михаил. – По Караганде и городам-спутникам в тот же день поползли слухи о разбившемся самолете. Мать первой забила тревогу, заставила нас звонить всем знакомым аэропорта. Так мы узнали, что нашего сына и брата больше нет.
Как рассказывает Михаил Николаевич, советская цензура и впоследствии долго не давала никакого официального сообщения о катастрофе. Все подробности тщательно скрывались. Потому их семья по крупицам восстанавливала историю того злополучного рейса.
Так, из архивных семейных документов следует, что 31 августа 1972 года «Ил-18» с бортовым номером 74298, принадлежавший Алма-Атинскому авиаотряду, готовился к перелету по маршруту «Алма-Ата – Караганда – Москва». Экипаж пассажирского лайнера составляли девять человек: 39-летний командир Владимир Ишутин, 35-летний второй пилот Вячеслав Тихоцкий, 40-летний штурман Александр Дуболазов, 43-летний бортмеханик Евгений Прокопов, 35-летний радист Николай Лаптяев, три бортпроводника – 34-летняя Юлия Савченкова, 23-летние Анатолий Коршунов и Людмила Крючкова, а также сопровождающий из МВД 27-летний сержант милиции Анатолий Кузовлев. Вместе с ними в рейс отправились 93 пассажира, подавляющее большинство которых были студентами элитных московских вузов и летели в столицу к началу учебного года.
Из аэропорта Караганды самолет вылетел с небольшой задержкой в 08:31, а через полтора часа на высоте 7200 метров на удалении 45 километров от Магнитогорска экипаж запросил экстренное снижение и посадку…
Вот как описывает дальнейшее развитие событий на основе собственного расследования московский журналист Валентин Черных:
«В 10:10:26 экипаж вышел на связь с диспетчером магнитогорского аэропорта: «Нужна экстренная посадка, у нас пожар во втором багажнике». В связи с малым удалением от точки начала снижения до аэродрома необходимо было выполнить дополнительный маневр для потери высоты, гашения скорости и обеспечения посадки. Перед окончанием маневра экипаж занял рекомендованную высоту 600 метров, но на посадочный курс не вышел, а продолжил движение. «Вы удаляетесь от аэродрома», – тут же предупредила земля. «Большой дым в кабине, очень большой», – прозвучало в ответ. А спустя 47 секунд раздалось безнадежное «прощайте».
На повторную команду взять посадочный курс экипаж ответил неразборчиво и больше на связь не выходил…
После прекращения связи «Ил-18» находился в воздухе еще две минуты. Несколько раз самолет развернулся и, описав «восьмерку», упал на вспаханное поле. Сельчане заметили самолет, когда он плавно и тихо прошел над деревней. Люди не видели ни дыма, ни пламени. Поняли лишь, что самолет заходит на посадку, выбирая почему-то совсем не подходящее для этого место. Откуда им было знать, что над поселком снижался фактически мертвый корабль, где большая часть людей уже задохнулась. Ничего не видел в сплошном дыму и командир, продолжавший машинально удерживать курс. Практически неуправляемый самолет мог упасть куда угодно, только лишь случай отвел его в сторону от жилых домов. Борт ударился о землю, подпрыгнул и, разваливаясь в воздухе на куски, упал опять. Обломки самолета разбросало на сотни метров.
По версии Валентина Черных, «...солдаты-дембеля сдали в багаж заныканные на службе взрывпакеты и сигнальные ракеты. Это и стало источником возгорания».

 

Первым делом самолеты
Мысленно переносясь в далекие школьные годы, проведенные в стенах Дубовской средней школы, вспоминаю светлые коридоры и классы, оборудованные самыми новейшими на то время техническими средствами обучения; никогда не пустовавший актовый зал – собрания, концерты, спектакли, кинофильмы; просторный спортзал, где тренеры гоняли нас, словно готовили к Олимпийским играм.
К старшеклассникам внимание было повышенное. Среди них выделялся Вовка Кричанов – любимец учителей и непреходящая гордость школы. Отличник, целеустремленный, успешный, перспективный. Задания по математике и физике как орешки щелкал. Контрольную по точным наукам за четверть написать – дело 20 минут. Всегда подтянутый, аккуратный, с непослушным ежиком на голове. Старался лишний раз не привлекать к себе внимания, но с ним не упускали возможности пообщаться. Когда на перемене он проходил по школьному коридору, его всегда поджидали мальчишки. Одним он на ходу рисовал самолеты, другому объяснял принцип работы фюзеляжа, с третьим просто о чем-то увлеченно беседовал. И все с улыбкой, остроумной шуткой. Девчонки при его появлении начинали громче смеяться, веселее разговаривать. Но Володя на них не обращал внимания. А может, так просто казалось. Он повсюду говорил только о небе или о самолетах и напевал известную песню «Первым делом самолеты, ну а девушки потом...». Не помню, чтобы даже по глупой браваде кто-то о нем неуважительно отзывался, поскольку все мы чувствовали, что за этим умным и внимательным взглядом прячется доброе сердце. Да и как иначе! Семья Кричановых в Дубовке в те годы была службой спасения. Туда обращались ученики и студенты всего поселка с просьбой помочь по математике, черчению, починить велосипед, а то и машину. И всем там находили место и время. Сам Володя всегда помогал по хозяйству родителям, а в свободное время бывал в библиотеке.
– Может, потому, что так много читал, следил за техническими новинками, он и поступил в такое элитное училище с первого раза, – рассуждает Михаил Никола-евич. – Сколько радости было в семье, особенно отец с матерью гордились! Все его планы оборвала это трагедия...

 

krichanov2Чтобы помнили
После окончания первого курса Володя Кричанов приехал на каникулы к родителям. Время пролетело быстро!
– Этим рейсом обратно в Москву должен был лететь и однокурсник Володи Александр Суровягин, тоже наш дубовский парень, – рассказывает Михаил Кричанов. – Но Сашу перед  окончанием каникул родители отправили в Курск навестить бабушку. Саша звонил Володе и приглашал его к себе. Дескать, отдохнем вместе, порыбачим, сазаны там по метру каждый, а потом вместе в Москву и махнем. Но Володя не согласился. Он хотел повидаться со старшим нашим братом-геологом, который был в длительной командировке в Джезказгане. Тот недавно женился, и Володе хотелось познакомиться с его супругой. Он пробыл у него в геологоразведочной экспедиции несколько дней, привез оттуда в стеклянной банке огромного каракурта и скорпиона, чтобы нам показать, мать еще пугал. Насмеялись тогда все. А на следующий день, 31 августа, я заметил, что Володя долго стоял перед зеркалом и смотрел на себя, что ему было несвойственно совсем. Потом погладил рукой две нашивки на форменной рубашке, надел фуражку, подошел ко мне: «Ну давай, брат, пока». Тут и мать добавила: «Володя, пора». Он ее поцеловал, выскочил за калитку, сел в геологический уазик, который за ним приехал... Больше мы его не видели.
Похоронили Володю в Караганде. Михаил и его жена Надежда вот уже сорок с лишним лет ухаживают за его могилой.
Скорбную дату и имена погибших в этом рейсе можно найти на кладбищенских памятниках в Караганде, Абае, Сарани, Магнитогорске. Членов экипажа решили похоронить в Магнитогорске, для этого на кладбище была выделена специальная территория. Каждый год в последний день лета на магнитогорское кладбище приезжают родственники погибших и вспоминают тот страшный день.
К слову, в Москве нас поблагодарили за соучастие, очень просили выслать фотографию нашего парня и его данные. Так что теперь, Володька, о тебе и фильм снимут...

  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Ноябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30