Бомж на детской площадке

Жители нескольких домов на улице Кржижановского в Актасе уже больше трех месяцев вынуждены гулять с детьми вдали от собственного дома, потому что на дворовой детской площадке, в «грибке», в буквальном смысле живет бомж. Вырвавший в неравной борьбе победу у малышни, он здесь делает все: ест, спит, справляет нужду и в чем мать родила принимает водные процедуры. И никому до этого нет дела.
Татьяна СПИЦИНА, фото Дархана МУСИНА


bum1На дне
Куда только ни пытались пристроить нового постояльца актасской детской площадки жители близлежащих многоэтажек – без толку!
– Мы и в полицию, и в акимат, и в скорую помощь, и в социальную службу – все открестились! Говорят, это не к нам, – возмущается Анна Лукинична Корнеева. – Ну как же так?! Человек все-таки. А для нас такое соседство чем оборачивается? Ведь третий месяц наблюдаем, как человек живет на улице! Уже детей не пускаем на площадку. Вонь и антисанитария полная!
Сам бомж Павел Корнеев, в бытность водитель актасской автобазы с тридцатилетним стажем, похоже, со своей судьбой смирился. Мужчине 62 года, а тяги к жизни никакой. Облаченный в тряпье, небритый, ногти на опухших руках и ногах уже заворачиваются. Из имущества – замызганная пластиковая бутылка с водой, кусок картона со старой шторой на нем – вот и все. Нехитрую еду да воду приносят мужчине горожане. Собутыльники тоже периодически появляются.
– Сигарету да кусок хлеба не дашь? – обратился Павел Васильевич к нашему фотокорреспонденту.
– Не курю и хлеба с собой не ношу.
– А зачем снимаешь тогда?
– Да помочь хотим, может, статью напишем в газету, на ситуацию внимание обратят и пристроят вас куда-нибудь.
Между тем посмотреть на происходящее собрались прохожие.
– Да забирали его уже в католическую церковь, – стали рассказывать актасцы. – Там его напоили, накормили, отмыли, работу дали – цветы два раза в день поливать, а он месяца не продержался – сбежал.
В общем, перефразируя Салтыкова-Щедрина, скажем так: не надо навязывать счастье...

 

Час расплаты
– Да тут недалеко две его дочери живут, младшая каждый день мимо ходит, мусор выносит, – рассказывает Анна Лукинична. – Он ей кричит: «Оля, Оля!» А она и не оборачивается даже. Вторая дочь его тоже знать не хочет. Он бросил их, когда они еще совсем маленькие были. И никогда ничем не помогал. Мать их двоих тянула на наших глазах.
bum2– Я же им квартиру эту оставил, – попытался было возразить Павел Васильевич. – А через некоторое время женился. На женщине старше меня на 30 лет. Мы неплохо жили, пока она не скончалась. После чего ее дети меня выгнали на улицу. Так я стал бомжом. Скитался по Актасу, пытался подработать сначала, а теперь... Спасибо, люди помогают. Но пусть на меня не обижаются. Мне некуда идти, а от жизни такой руки и ноги болят. Не работник я уже. Мне бы год перекантоваться, а там пенсия будет. С деньгами, может, и наладится как-то жизнь.
В общем-то никто не знает, где свой век доживать будет, но, видимо, в этой жизни за все платить надо... Но почему должны страдать те, кто никак не виноват, – дети и соседи?!
И почему все бездействуют в этой ситуации? Все как всегда: кто виноват и что делать?

 

Круговорот бомжей в природе
Они вращаются всюду – у вокзалов, в общественном транспорте, на скамейках скверов, чердаках, в подвалах и подъездах жилых домов... Они копаются в мусорных урнах, клянчат милостыню, собирают пивные бутылки, что-то варят на пустырях под кустами, спят где придется. Мы смотрим на них и будто не видим. А в само слово «бомж» (без определенного места жительства) вкладываем брезгливое отторжение такого образа жизни и их самих.
Сколько у нас в области бомжей сегодня – кто считал? Феномен действительности еще в том, что в нашем законодательстве о бездомности нет ни слова. Бомжами у нас никто не занимается: службы нет такой...

  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Сентябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30