Сладкая-сладкая жизнь

Вокруг метадона – синтетического наркотика в виде сладкого сиропа, заменяющего героин, разгораются нешуточные страсти. Одни считают метадон настоящим злом, а другие – панацеей от падения на дно и мучительной смерти.
Светлана МОГАЙ, фото автора

 

methadone1Невыдуманные истории
Так называемых лиц, употребляющих инъекционные наркотики (ЛУНов), можно узнать в толпе по потухшему, безжизненному взгляду, шаркающей походке. Их мозг раздирает одна и та же мысль – где же достать денег на очередную дозу.
Однако пришедшие на встречу ЛУНы разительно отличались от своих сотоварищей. Подтянутые, аккуратные, уверенные в себе, с хорошо поставленной речью, они вызывали у журналистов некое недоразумение. Как известно, «соскочить с иглы» ЛУНам не так уж просто. Большинство из них так и закончили свою жизнь в наркопритонах, корчась от раздирающих тело ломок.
Со слов пришедших на встречу людей, замену наркотическим веществам они нашли благодаря метадоновой программе, которая стартовала в ноябре 2008 года. Этот проект действует в таких городах, как Караганда, Темиртау, Павлодар и Усть-Каменогорск.
moroz1У 46-летнего Виталия Мороза наркотический стаж составляет без малого 18 лет. В программе мужчина около 4 лет.
– Благодаря метадону я вернулся из дьявольского подземелья к жизни, – делится с нами Виталий. – Раньше, чтобы найти деньги на героин, приходилось грабить квартиры или вырывать сумки из рук женщин. В общем, не гнушался ничем. В последнее время жизнь стала налаживаться. Как правило, мой день начинается в 8 утра. В это время я еду в наркодиспансер – принимаю метадон, а затем отправляюсь на работу. В течение рабочего дня чувствую себя нормально. Нет привычной эйфории и «зависания». Раз в неделю путем тестирования медики проверяют нас на побочное употребление наркотиков. Если попытаешься обмануть врача, то вылетишь из программы и вернешься туда, откуда пришел. Думаю, что никто из моих товарищей этого не желает. Со временем я прекращу упо-треблять метадон, и жизнь приобретет новые очертания.
sinitsyn1Андрей Синицын сидел на героине с 90-х годов. По словам мужчины, раньше в ход шли опиум, ханка. Его наркотический стаж составляет около 20 лет. В послужном списке участника проекта шесть судимостей за кражи и грабежи. В программе он около трех лет.
– В метадоне присутствует блокиратор, который влияет на мозговые рецепторы, в связи с этим не испытываешь дурмана и эйфории. Это хороший стимул для нас. Если сравнить героин и метадон, то это две большие разницы. От метадона нет психологической зависимости – так называемого кумара. Тебе не надо рыскать в поисках дозы. Выпиваешь сладковатый на вкус сироп – и отправляешься по своим делам. Программа направлена на то, чтобы спасти поколение наркоманов 60–70-х годов .
– Я мать участника метадоновой программы Сергея Иванова, – включается в разговор немолодая дама. – Мой сын употреблял наркотики с 1992 года, после того как вернулся из армии. Сергей служил на таджикской погранзаставе. С того времени жизнь моя превратилась в ад. Сын постоянно тянул с меня деньги, так как ни дня не мог прожить без наркотических средств. Из-за этого я погрязла в долгах. Четыре раза Сергей сидел в тюрьме, выходил на свободу, а потом опять все возвращалось на круги своя. Я пыталась бороться, но все мои попытки возвратить сына в нормальное русло оказывались безуспешными. Метадоновая программа стала спасительной соломинкой для нас. Чтобы попасть в проект, нужно иметь большой стаж употребления наркотиков. Сюда новичка-наркомана не возьмут. Мой сын отвечал всем требованиям программы, и это его спасло. Сейчас это совершенно другой человек. Он устроился на работу и перестал воровать. За столько лет и я наконец-то начала дышать, – смахивая слезу, говорит мать. Программу ни в коем случае нельзя закрывать, иначе мой сын и его товарищи будут обречены.
А у молодой женщины по имени Любовь два года назад родился сын. Стоит учесть, что Любин малыш появился на свет, когда она принимала метадон. Мальчик растет любознательным и смышленым не по годам, а ведь несколько лет назад о семейном благополучии и рождении ребенка Люба даже не могла мечтать. У женщины были проблемы с полицией и родственниками из-за употребления наркотиков. Шансы вернуться к нормальной жизни были ничтожно малы, но она рискнула и пришла в проект. Будучи в программе, Любовь вышла замуж и обрела простое женское счастье.
– Мой нынешний муж не наркозависимый, но он понимает и поддерживает меня, – чуть смущаясь, рассказывает Любовь. – На наркотики меня подсадил первый супруг. Три раза я лечилась в наркологической клинике, но по возвращении из нее меня ждали те же друзья-наркоманы. Стоило мне уколоться раз, как все начиналось снова. Это была не жизнь, а сущий ад. Все мои друзья-наркоманы уже ушли на тот свет. Меня ждала та же судьба, однако я смогла вовремя сказать себе «СТОП!».
– А вдруг, когда ваш ребенок подрастет, кто-то из «доброжелателей» шепнет на ушко, что его мама была наркоманкой? – осторожно интересуемся мы.
– Думаю, ребенок поймет меня и никогда не повторит мой путь, – без особых раздумий ответила Любовь. – Самое страшное уже позади… Сейчас рядом со мной те, кто когда-то протянул мне руку помощи и не отвернулся от меня.

 

Благо или зло?
По официальным данным, применение метадона значительно уменьшило количество героиновых ЛУНов, а также заметно снизило риск заражения ВИЧ-инфекцией. Как отметил руководитель Карагандинского областного СПИД-центра Бейбут Сагимбаев, заместительная терапия не является лечением. Это программа снижения вреда, который заключается в том, что человек прекращает употреблять инъекционные наркотики, уходит от криминальной среды, а самое главное, снижается риск заражения ВИЧ-инфекцией.
Однако у программы ОЗТ (опи-оидная заместительная терапия), безусловно, есть и минусы. Первый из них – это привязка к месту. Находящиеся в проекте люди не могут отправиться в отпуск, поехать в гости или элементарно покинуть пределы города. Проект ОЗТ направлен на то, чтобы ежедневно принимать метадон. Жидкий сироп не выдается на руки ни под каким предлогом, и, соответственно, не продается в аптеках.
Противники метадона – медики, психиатры, представители различных общественных организаций и конфессий – в один голос твердят, что введение легального наркотика метадон не решает проблемы употребления нелегального, якобы героин вызывает чувство удовольствия, а метадон – нет. Поэтому когда пациент после длительного употребления героина приходит к метадону, то, не получив ожидаемого результата, становится зависимым уже от двух наркотиков – героина и метадона. А тем временем наркодельцы не дремлют и придумывают все более изощренные способы, чтобы намертво подсадить своих жертв на смертельный крючок.

 

В проект ОЗТ принимаются ЛУНы старше 18 лет, стаж употребления наркотиков должен составлять не менее 3 лет. Пре-имущества отдаются ВИЧ-позитивным лицам и беременным. Для каждого участника проекта подбирается индивидуальная доза, которая определяется врачом.
Потребители инъекционных наркотиков принимают метадон в наркодиспансере под прицелом видеокамер, поэтому вынести его никак нельзя. Чтобы врач был уверен в том, что пациент выпил сироп, после употребления он должен запить его водой.

  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Ноябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30