Ни хвоста ни чешуи

Природопользователи – рыбаки Карагандинской области надеются на то, что в закон о госзакупках будут внесены поправки. В настоящее время они готовят соответствующее обращение в Комитет лесного хозяйства и охотничьего мира МСХ РК.
Татьяна СПИЦИНА

ni hvosta ni 4ewui1Об этом шел разговор на отчете руководства областного управления лесного и охотничьего хозяйства РК.
– Потому что сейчас принимать участие в тендерах и конкурсах по рыбе может абсолютно каждый! Увидел большую цифру на кону – и вперед! – возмущается директор ТОО «Караганда балык» – учредитель единственного в Казахстане племенного рыбопитомника – Денис Муштаков. – Неважно при этом совершенно, есть ли у участника конкурса производственные цеха, маточное стадо, специалисты, – всех допускают! Потом эти горе-бизнесмены выставляют на торгах нереальные, ну совершенно невообразимые цены – по 5–6 тенге за сеголетку (молодняк рыбы текущего года). Таких цен во всем мире нет, ниже 28–26 тенге за штуку расценки не опускаются. Но тендер на зарыбление выигрывают именно они! А потом приходят к солидным компаниям вроде нашей и просят продать им сеголетку за 3 тенге. Можете представить, что это за зарыбление.
Или вот:
– В прошлом году наше родное министерство объявило конкурс на зарыбление реки Есиль под Астаной, 40 миллионов личинок карпа надо было запустить в водоем. Мы этот конкурс выиграли. Приступили к работе, ближе к завершению приходит чиновник и говорит:
– Мне не нравится, как вы работаете.
– А в чем выражаются ваши претензии?
– Мне надо подумать.
– Думал он до августа. Потом сказал, что рыбных личинок, выпущенных в реку на 8 миллионов меньше, чем должно быть. Как он сосчитал – никому не известно, но документы подписывать в срок не стал. А все потому, что мы, карагандинцы, в чужую область сунулись со своими коммерческими интересами. В итоге с нас же еще за срыв сроков приличную сумму взыскали. Понимаете, болты, трубы, гайки, они от времени не зависят, с ними ничего не станется. А та же рыба икру сбросит не в водоем, а в тот же рыбопитомник, – это катастрофа! С государством тяжелее работать, чем с частником. Частник, он придирками замучает, но потом в благодарностях рассыплется. А государство бизнесмена все обмануть норовит. Лазеек для этого предостаточно. Вот и необходимы поправки к действующему закону о госзакупках, которые касаются «живого» товара.

 

Ловись, рыбка, большая и маленькая!
Хозяйство Дениса Муштакова расположено в 40 км от Караганды, в районе станции Солонички. Это искусственная система, построенная в 1975 году. Территория – 1300 га. Рыбохозяйств таких колоссальных размеров в стране еще два – Бухтарминское (Усть-Каменогорск) и Чиликское (Алматы). Построили их в своем время с четким планированием для покрытия потребностей всех регионов страны в рыбопосадочном материале – личинке и мальке.
Однако потом рыбная отрасль на долгие годы оказалась заброшенной, что привело к упадку всей системы. Из существовавших когда-то двух десятков питомников к настоящему моменту в стране осталось семь-восемь. Да и то стабильно из них сейчас работают два-три. Карагандинский питомник тоже сумел устоять на ногах благодаря появлению инвесторов.
Семь лет назад нынешние владельцы приобрели хозяйство, находящееся на грани банкротства, и вложили в него более 300 миллионов тенге.
– У нас современные технологии, работаем на теплых водах и не зависим от сезона, – говорит Денис Муштаков. – Больше таких возможностей ни у кого в стране нет. Холодно или тепло, мы можем создать для рыбы температурные условия, когда она обманется, решит, что пришла пора нереста, и начнет метать икру.
Основная направленность предприятия – воспроизводство рыбы, а не выращивание товарной продукции. В прошлом году было продано
2,7 миллиона личинок карпа, белого амура и толстолобика. Покупатели – более 150 природопользователей из различных регионов страны. Тот же канал имени Сатпаева необходимо зарыбливать тремя видами особей: карпом (ил со дна двигает), белым амуром (не дает камышом зарастать), толстолобиком (не позволяет водоему заболачиваться).
– Мы это все выполняем, однако, несмотря на все усилия, продолжать работать рыбопитомникам все сложнее, – говорит Денис Муштаков. – Дело в том, что они лишены какой бы то ни было поддержки государства. В то же время в России, например, все рыбопитомники получают субсидии на корма в размере 25%, а племенные – так и вовсе 50%. Учитывая, что корма – основная статья расходов хозяйства, эта поддержка очень существенна. А у нас что? В прошлом году министр подписал соответствующий приказ о подобных субсидиях. Мы крупную сумму вложили, пока оформили документы на эти субсидии. И получили ответ из городского отдела сельского хозяйства: «На 2017 год средства в бюджете на субсидии не предусмотрены». Министр им не указ.
Понятно, что в сложившейся ситуации конкурентоспособность казахстанских производителей рыбопосадочного материала падает, и их все сильнее теснят коллеги из России. Если еще несколько лет назад «Караганда балык» снабжало личинками и мальками хозяйства Костанайской и Северо-Казахстанской областей, то сейчас заказов оттуда нет: россияне «подмяли» эти регионы под себя. И экспансия продолжается.
Новая Госпрограмма развития АПК на 2017–2021 гг. вроде бы обратилась лицом к рыбной отрасли. Поставлена задача за 5 лет нарастить объем искусственно выращенной рыбы в Казахстане с нынешних 700 тонн в год до 10 тысяч тонн. В качестве инструмента поддержки также вводится субсидирование кормов в размере 30%. Но только для производителей товарной рыбы. Рыбопитомники так и остались без поддержки.
Денис Муштаков сравнивает эту ситуацию с попыткой построить дом без фундамента, ведь вся технология начинается с рыбопосадочного материала. Не будет его – не будет и товара.
К слову, природопользователи рассказывают, что продавать рыбу внутри Казахстана невыгодно, поэтому самое вкусненькое вывозится за границу. Как налоговые сети душат легальный рыбный бизнес, почему тонны теневых судаков уплывают в Кыргызстан и Россию, а нам остаются хвост да чешуя?
– Местные покупают рыбу, но больше всего забирают приезжие из России и Кыргызстана. Также нелегально вывозят рыбу в дальнее зарубежье. Сейчас таможенных границ нет, вот и идет поток. В основном это все теневая ловля, – поясняют наши рыбаки. – Чиновники вынуждают нас работать вне закона!
Объемы теневого вывоза рыбы из страны просто колоссальные. За такую нелегальную работенку можно получить большой срок, но люди все равно идут на дело. Недавно в стране была пресечена деятельность целой рыбной ОПГ в Восточно-Казахстанской области. Участники группировки незаконно поставляли рыбу в страны Евросоюза, за что получили тюремные сроки. Из страны незаконно вывезли филе судака на сотни миллионов тенге. На водоемах процветает браконьерство.
– О чем думают наверху? Раньше без документов рыбаки работали, сдавали рыбу легально – и не было проблем. Сейчас придумали тендеры, пока не проведут, нельзя рыбачить, все сидят несколько месяцев без работы, вот люди и начинают нарушать закон, браконьерство идет, продают перекупщикам, рыба теневыми каналами уходит из страны. Но людей просто вынуждают идти на криминал. Потенциально выращивание рыбы – прибыльный бизнес, – отмечает директор «Караганда балык». – Причем для всех участников технологической цепочки – от производителей мальков до прудовых хозяйств, занимающихся доращиванием. Вопрос только в том, чтобы сохранить конкурентоспособность отрасли в условиях затоваривания рынка более дешевым импортом. И тут без поддержки государства отечественным хозяйствам не обойтись.

  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Сентябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30