Квартирный соблазн

Перед самым выходом на пенсию Ирина оказалась лишена всего имущества и документов. Как ни странно, к такому печальному финалу ее привели добрые люди, проявившие беспокойство о соседке.
Ольга МООС

home1Ирина подала в суд на своего двоюродного брата. В заявлении она указывает: «Ю. В. с помощью адвоката М. и нотариуса Г. совершил по отношению ко мне ряд мошеннических и насильственных действий, а именно: я оказалась без жилья, поскольку он присвоил мои документы, удостоверяющие личность, и документы на право владения жилплощадью, без средств к существованию (ценные вещи и денежные накопления на банковском депозите он уже изъял), без возможности оформить пенсию по возрасту… Он применял ко мне незаконные меры воздействия: попытки принудительного лечения в психоневрологическом диспансере, попытки признания моей недееспособности, запугивание и угрозы «угробить», «стереть с лица земли», жестокие побои (есть медзаключение). Одним словом, он обрек меня на пожизненное бомжевание».
Сейчас Ирина живет у известной общественницы Натальи Усачевой. Попала сюда совершенно случайно – разговорилась с продавцами в магазине, рассказала свою историю. И те позвонили Наталье Александровне. Общественница приютила Ирину. Она уверена: женщине грозит большая опасность. Не исключено покушение на ее жизнь.
Речь идет о двух квартирах – однокомнатной и четырехкомнатной, о золотых украшениях и депозите на 2,6 миллиона.
– Это дело об искушении, – считает Наталья Усачева. – По сути, Иру вместе с документами, деньгами и украшениями передал Юрию на руки полицейский. И тот не смог устоять перед соблазном поживиться. А потом уже искушал всех, направо и налево раздавая деньги, чтобы оплачивать свои махинации.
Ирина и Юрий виделись в последний раз, когда ей было 28 лет, а ему 12. Разница в возрасте огромная, да и встречались с родственником, как это нередко бывает, только на свадьбах и похоронах. Так что ее судьба оказалась в руках малознакомого мужчины, из хрупкого подростка за минувшие годы выросшего в стокилограммового здоровяка.

 

Добрые люди
Родители и брат Ирины умерли один за другим всего-то за год. И зимой в холодной пустой четырехкомнатной квартире Ирине было жутковато. Кошмаров не было, но верилось – придешь с работы, откроешь дверь, а там прежняя жизнь... Словом, изредка она приглашала соседей к себе пожить или сама принимала предложения погостить. Покладистая, спокойная, да еще и готовит – как-никак по профессии инженер-технолог общественного питания, – вот и приглашали Ирину к себе пережить зиму. Так случилось и на этот раз – вот только, собираясь к знакомой, она не предупредила соседей. И те забили тревогу, заметив долгое отсутствие одинокой женщины.
Так и появилось заявление в полицию. Руку к нему приложила председатель КСК, с которой Ира долго судилась. Речь шла о миллионе с лишним, которые та собрала с жильцов на ремонт подвала и стояков отопления. И они бесследно исчезли.
– Еще моя мама с группой пенсионеров доставали председателя вопросами, – вспоминает наша собеседница. – А потом дело досталось мне. Когда в квартире 15 градусов и двое онкобольных лежат под двумя одеялами, а обогреватель включить нельзя – это вредно для бронхов и легких, поневоле обретаешь решимость.
В заявлении председатель указала, что Ирина сумасшедшая, больная, наверное, ее украли... И сама же подсказала полицейским, где ее искать – видела знакомую Иры. Ирину вызвали в полицию, она написала заявление, что покинула свою квартиру, будучи в здравом уме, добровольно, ни о каком похищении речь не идет. Ее стали стращать: вы знаете, сколько сейчас афер с квартирами, знакомая ваша опоит вас, и вы подпишете любые документы. Нельзя доверять никому, давайте вызовем ваших родственников.
Снова цитируем заявление Ирины: «Ю. В. решил воспользоваться ситуацией. На следующий день он явился в полицию с заявлением, что меня якобы удерживают силой, что при мне документы и ценности, а я нуждаюсь в срочной госпитализации и прочее. Вместе с полицейскими он забрал меня у моей подруги, и тут же доставили в Ю.-В. ОП, потом спросили, есть ли у меня какие-либо ценности с собой. Я сказала, что есть. Тут же в присутствии начальника отдела состоялась передача Ю. В. следующих предметов по списку: удостоверения личности, документов на оформление пенсии (трудовая книжка, диплом), справки об инвалидности, ключей от обеих квартир, сберкнижки, банковской карточки, золотых украшений на сумму 250 000 тг., сотового телефона «Нокия».
– Я не вечная и готова написать завещание, чтобы после моей смерти двоюродные братья и сестры не делили имущество, – говорит Ирина. – Я готова, но пусть он мне помогает, хотя бы раз в месяц навестит, починит что-нибудь.
Но зачем помогать, если можно просто принять подарок судьбы? Юрий так и сделал. Ее банковский счет он обнулил, переоформил квартиры на себя и сына. А Ирина оказалась в психоневрологическом диспансере.

 

Похищение сестры
Дальше начинается детектив с киднепингом. Из диспансера, в больничном халате, Юрий везет Ирину в нотариальную контору. Женщина в заторможенном состоянии, под воздействием психотропных препаратов.
– Положили передо мной какие-то бумаги, не объяснив их содержания и наименования, текст на листах был прикрыт другими листами так, чтобы открытыми были только места для подписи, – рассказывает Ира. – Меня не ознакомили с целью их подписания, не зачитали текст, зато Юрий требовал, чтобы я поставила свою подпись, где мне указывают, иначе я пожалею об этом, но будет поздно. Адвокат Юрия стала убеждать меня в том, что как только мое рассеянное состояние пройдет, мне будет представлена возможность ознакомиться с документами и изменить их, оплатив эту процедуру еще раз.
Когда Ирину выписали из больницы, она оказалась дома у сожительницы Юрия – опытного юриста, в прошлом следователя полиции. В положении даровой домработницы без всяких прав. Под постоянным унижением: «тебе не нужны лекарства от щитовидки и гипертонии, тебе дурную голову надо лечить».
– Всю жизнь работала, начинала сразу с руководящей должности, а теперь за мой же счет я стала никем, – горько замечает наша героиня.
Гулять выпускали по полчаса, утром. И как-то раз она сбежала. Дошла до опорного пункта, рассказала участковым свою историю.
– И мне поверили, хоть я и была без документов. Пообщались полчаса и поехали со мной. Вначале был разговор о возврате документов и ключей, – рассказывает Ирина. – Брат и сожительница вылили на меня кучу словесных помоев.
Но участковые стояли на своем. Отвезли Ирину в Октябрьский РОВД, там она написала заявление.
В той перепалке с полицейскими наша героиня впервые узнала о том, что скоро над ней состоится суд. И брат получит опеку. Юрий уже пытался добиться экспертизы. Но консилиум врачей трижды признавал Ирину дееспособной. В суде же можно добиться нужного приговора, приведя свидетелей.
На заседание он явился с председательницей КСК, соседями, имевшими на Ирину зуб, и участковым. А у Ирины уже были адвокаты, нанятые Натальей Усачевой.
Пошли вопросы – где деньги? «Я их ей отдал». Где, в больнице? Как вы могли отдать такую большую сумму больному человеку? Во что она была одета и куда положила деньги?
Ответы были – не помню, не знаю... Потом Юрий отказался отвечать вовсе. У участкового нашлись срочные дела, и он покинул здание. Увидев заключения врачей, судья заметила:
– Мне все понятно. На второе заседание приходите без свидетелей.
Получить опеку не вышло. Разъяренный Юрий отправился на квартиру Ирины и стал крушить там все – об этом рассказали соседи.
Ирина ждет суда по ее иску. В минувший понедельник она вышла на работу, устроилась сиделкой. Опыт ухаживания за больными у нее большой.

  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Декабрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
    31