Ревизия Гоголя

Проверить классика современностью на прочность решил российский режиссер Станислав Васильев. Испытания проходили на сцене театра им. К. С. Станиславского. Классик выдержал.
Ольга МООС

gogol1Впрочем, скорее, это Тень Гоголя явилась поднять веки, чтобы взглянуть на ныне живущих. Во всяком случае, в финале спектакля носатый силуэт в луче света вновь гонит мурашки по коже.
Может быть, это единственный свет в спектакле. Даже нарочито белый костюм Марьи Антоновны не освещает этот мрачный каземат, этот уставленный сундуками и уклейками подвал, где, как мы уже видели у Васильева, все игра. Все сцена.
А в начале Хлестаков и Осип поют в фойе театра, включая в игру и нас. В антракте, уже после занавеса, мы все еще слышим колыбельную Ревизору. Но чу! До нее еще далеко...
Пренеприятнейшее известие получено в этом странно вывернутом пространстве странно одетыми людьми – то ли масоны, то ли магистры известной телеигры. То ли макбетовские ведьмы, то ли перчаточные куклы.
Являются Бобчинский и Добчинский. Все, игра началась.
И вот уже Хлестаков осматривает богоугодные заведения и получает взятки. Чиновники облачаются в белые халаты и дают ему некое зелье – внутривенно. Коррупция у нас в крови и в мозге костей, господа. Стоит надеть любую оболочку – мундир ли, медицинский халат, и она начинает формировать нас, прирастает к коже, давит грудь.
Не обретший еще формы, несмышленое дитя Хлестаков убаюкан в гамаке. И снится ему сон. Страшный такой мучительный кошмар – из сундуков вылезают купцы, корчатся в муках, жалуются... Словно призраки, словно неживые. По мысли режиссера, это народ ворочается где-то, и проснется вот-вот. А может быть, это муки совести, терзающие душу. Но и душу можно обмануть, как ребенка, если не сладким зельем, так фантиками денег.
В этом вывернутом наизнанку Гоголе единственный честный персонаж – мелкий мошенник Хлестаков. Он врет, но не по злобе, он играет, но игры ради, а в момент душевного подъема и вовсе способен стать настоящим поэтом и даже сделать признание, что он вовсе не он. А ей вовсе не важно, что он не он.
– Отношения Хлестакова и Марьи Антоновны – единственная правда в спектакле, здесь ревизор уже не ревизор, и он хочет открыться ей, и она хочет ему признаться. Но как мы знаем, правда никому не нужна, – объяснял перед премьерой постановщик. – Это история взаимоотношений птицы в золотой клетке и птицы свободной. Хлестаков кочует из города в город, он свободный игрок: прилетел – улетел.
А Марья Антоновна едва не сходит с ума. Танец ее очерчивает замкнутый круг. У Анны Андреевны другие заботы. Ей бы спасти город и мужа... Всюду жертвы, как в картах или шахматах жертвуют фигурой ради того, чтобы спасти положение. Не попасть в сундук, как Бобчинский и Добчинский, как забытая кукла.
Что ж, и забытые куклы можно достать из сундуков, чтобы разыграть для публики поучительное зрелище.

Последнее изменение Пятница, 28 Апрель 2017 10:59
  • Нравится
  • Материалы по дате (Культура)

    « Сентябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30