Открытая дата надежды

Жизнь Исмаила-ага похожа на горный серпантин с живописной картины, который, виляя то вправо, то влево, поднимался к вершине горы и вновь спускался к подножью.  «Я счастлив, потому что живу!» – сейчас о прожитых летах почтенный старец говорит с улыбкой. Только его картина, написанная яркими масляными красками, не завершена. Нет в ней долгожданной встречи с родными людьми, потомками, которые смогли бы подхватить бесценное на долгие годы и вечное на хранение.
Асем МИРЖЕКЕЕВА

 

galimov1«Слушай, дядя Исмаил...»
Черный надгробный обелиск, отражая свет от лампы, пугающе томится в гараже у художника Исмаила Ахмадеевича Галимова. На нем изображен жизнерадостный творец в берете в окружении любимых увлечений – красок, автомобиля «Нексия», музыкальных нот и баяна. Где-то вдали возвышаются минареты двух мечетей и текст – арабская вязь из Корана. Завершает композицию эпитафия, написанная другом для друга. Причем сложенная отнюдь не трагично, а с юморцой. «Слушай, дядя Исмаил...» – так начинается поэма «О прожитом», автор которой – полковник УВД Зайцев. Воспоминания давно минувших лет и сейчас на устах у автора и владельца памятника.
– Мы с полковником подружились еще в молодости. Оба увлекались рыбалкой и были заядлыми охотниками. Он писал стихи, и я ему однажды говорю: «Мы с тобой 40 лет друг друга знаем, а ты даже пары строк обо мне не написал». Через два дня он привез мне стихи о нашей дружбе. Я и подумал: а почему бы не поставить их на надгробную плиту?
Жизнерадостный, улыбчивый, в берете, сидит перед нами и спокойно рассказывает о жизни, творчестве, минутах счастья и часах ожидания 78-летний мужчина. Его уже ничего не пугает, даже мысли о смерти для него не больше чем очередное путешествие в один конец.
– А что в этом удивительного?! – говорит Исмаил-ага, поглядывая на обелиск. – Египетские фараоны тоже при жизни себе готовили последнее пристанище. И я приготовил его. Сам рисовал себя, сидя у зеркала. Да и потом, я же помню, как выгляжу. Меня не пугают мысли о параллельном мире. Я прожил удивительную жизнь, в ней было много чего хорошего. Я счастливый и ни о чем не жалею. Уже себе место на кладбище прикупил.
Окруженный картинами, созданными в разные годы и даже эпохи, Исмаил-ага окунается в воспоминания о своей жизни. В ней, как и в его произведениях, яркие сюжеты, судьбы людей, городские пейзажи и времена. Все они, словно полотна из знаменитых залов Лувра, украшают стены скромного художника в гараже и радуют глаз случайного гостя. Воздух пропитан легкой ностальгией и грустью.
herders1Каждая картина, написанная мастером, имеет свою историю.
– Это мой первый натюрморт. Мне было интересно изобразить ложку в стакане, преломляющую свет, – рассказывает о картине, на которой изображены, казалось бы, несовместимые предметы – две картофелины в мундире, рыбина и стакан с чаем.
В далеких 70-х он стал неугодным работником автокомбината в Караганде, где он был инструктором по вождению. В то время у него на глазах «банчили» липовыми водительскими правами, не по нраву были Исмаилу Галимову такие инициативы. У него была своя, новаторская идея. Дело в том, что Исмаил Ахмадеевич очень активно внедрял бесконфликтный метод обучения советского педагога Шаталова. Результат был налицо: все ученики Галимова – отличники. Руководителям предприятия нововведения местного новатора были не по душе. В то время самым страшным наказанием для коммуниста было исключение из партии. Молодой Галимов из этих жизненно важных рядов был исключен дважды. И на всю жизнь «волчья» отметка стала значиться в трудовой биографии – «уволен за неподчинение администрации».
– Меня по-настоящему травили. Сначала выгнали с работы. Потом незнакомые женщины пытались дискредитировать меня. Звонили ко мне домой и обвиняли в домогательствах. Проблемы начались в семье, тогда уже у меня было два сына, – вспоминает Исмаил Ахмадеевич.
Бросив нажитое, он на три с лишним года уехал жить туда, где широко отмечают праздник оленеводов, – в Якутию. Кстати, в галерее мастера очень много картин, посвященных северу и его жителям.
Вернувшись в Караганду, он находит работу и продолжает рисовать плакаты и картины.

 

galimov2Всем миром поможем!
Со стены гаража на нас смотрят Динмухамед Кунаев, девушка в синем платье, супруга-дачница, сам живописец за работой и много-много других лиц. Любопытно, но на полотнах карагандинского художника нет изображений его детей – горячо любимых Анвара и Рината. Нет и внуков, которые носят фамилию деда. Возможности не было...
– Когда начались скандалы на работе, мы развелись и с женой. Остались с ней мои сыновья. Оба талантливые были мальчишки, тоже умели рисовать, как и я. Иной раз приду домой, а они бегут ко мне, особенно Анвар. Я всегда помогал детям, высылал им деньги даже из Якутии. Но дети о них не знали: жена не говорила, – окунается в воспоминания горьких лет Исмаил-ага.
Тяжело слова идут из уст почтенного старца, ком подступает к горлу, а на глазах блестит скупая мужская слеза, ведь жизнь старшего сына Анвара трагично оборвалась во время пожара в квартире Майкудука.
Младший Ринат живет вроде бы в Караганде, работает где-то строителем. Но это только домыслы и предположения, ведь конкретно Исмаилу-ага ничего не известно, как бы он ни искал сына. Не знает и седовласый мужчина, как сложилась судьба двух внуков, которых подарил ему Анвар. Вдова сына увезла их куда-то, возможно в Алматы.
thewoman1– Единственное, о чем я сейчас мечтаю, – найти сына Рината и внуков. Сколько мне отмерено Всевышним, я не знаю. Мне бы только увидеть их, успеть оставить нажитое – и можно тогда умирать, – сглотнув горечь прожитых лет, говорит пожилой мужчина.
Копию свидетельства о рождении внука Наиля Исмаил Ахмадеевич бережет как зеницу ока. Это то, что ему удалось найти и сохранить. Она как маленькая крупица надежды обрести однажды потомка, обнять и сказать, как сильно он его любит. А пока старое электропианино и гитара, купленные когда-то для внучат, пылятся у стены в гараже в ожидании своих владельцев.
– Все будет хорошо! Я найду сына и внуков! Оставлю им все свое на вечное хранение. Кроме них, у меня никого из родных не осталось, – твердо уверен Исмаил-ага.
P. S. У каждого из нас жизнь как палитра художника, цветными мазками закрашивающая ошибки прожитых дней. Многим из них есть оправдание. Судьбу человека невозможно предугадать. Все может оборваться в одну секунду, и тогда на надгробной плите появится окончательная дата. Но все мы до последнего вздоха верим, так же как и Исмаил-ага, что есть прощение, доброта в этом мире, чистое и прекрасное, которое видит не только художник...

 

Исмаил Ахмадеевич Галимов разыскивает сына Рината Исмаиловича Галимова, предположительно 1968 года рождения; Джалиля Анваровича Галимова (дата рождения неизвестна); Наиля Анваровича Галимова, 1996 года рождения.
Редакция газеты «Взгляд на СОБЫТИЯ» просит всех, кто владеет какой-либо информацией о сыне и внуках Исмаила-аги, сообщить по телефону 981-253.

  • Нравится
  • Материалы по дате (Культура)

    « Ноябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30