Всепобеждающая сила любви

В театре имени К. С. Станиславского 25 июня прошел предпремьерный показ трагедии Габита Мусрепова «Поэма о любви». Для этой постановки по традиции театрального обмена был приглашен режиссер Алимбек Оразбеков из Казахского академического музыкально-драматического театра имени Калибека Куанышбекова. Постановка посвящена 550-летию Казахского ханства.

Гульнар КУЛЬБЕКОВА

 

spectacle1

Классик казахской советской литературы Габит Мусрепов создал трагедию в 1939 году на основе народного сказания о Козы-Корпеше и Баян-сулу. «Козы-Корпеш – Баян-сулу» ставилась с тех пор неоднократно и вошла в репертуар не только столичных театров республики. Это же произведение высокого трагического строя легло и в основу киносценария Шакена Айманова.
Если посмотреть в историю театра имени Станиславского, то режиссер Оразбеков приезжает сюда не в первый раз. Алимбек Оразбеков отметил, что в этот раз получил удовольствие от работы с труппой театра Станиславского. Судя по результату, удовольствие было взаимным. Актеры играли с упоением и согласованно. Сотрудничать приходится каждый раз с новой труппой актеров, потому что в театре от приезда к приезду обновляется коллектив. «И я совсем не знаю этот молодежный коллектив», – сказал Алимбек.
В свою очередь, получили удовольствие и зрители. Хотя нередко творческое удовольствие авторского коллектива и удовольствие публики – вещи несоизмеримые. Говорю об этом потому, что авторы откровенно удивили меня.
По сюжету трагедии юноша и девушка расстаются с жизнью из-за несчастливой любви. По аналогии с Ромео и Джульеттой. Есть эти ассоциации и в пьесе Габита Мусрепова. Соблюдая основу сюжетной канвы, реальная режиссура и сценография отошли от стандартного классического театрального шаблона и создали уникальное произведение, наполненное свежей силой молодых исполнителей и новым смыслом.
По крайней мере в постановке есть солидная доля труда художника сцены и костюмов Шынары Елембаевой. Декорации почти не менялись из действия в действие. Зрителю перемены в действиях были понятны благодаря паузам в световом освещении и спецэффектам.
Каждый актер выкладывался максимально, а постановка получилась «симфонической», многоголосной, хотя в ней мало персонажей и даже в массовых сценах участвует совсем немного актеров. Мощь заявленной темы звучит монументально, постановка кричит во весь голос: «Люди! Берегите любовь, будьте с ней осторожны! Старайтесь ее сохранить, и тогда благоденствие наступит на земле, здесь наш рай!» Хотя только на том свете соединились наконец души умерших влюбленных.
Глубоко продуман образ Карабая, которого сыграл Иван Немцев. Образ злобного, алчного, чахнущего над своим добром и вечно подозревающего окружающих решительно во всех грехах «сделан» так вдумчиво и добротно, что становится страшно. Отвратителен Жантык, отъявленный негодяй, в исполнении Андрея Макарычева. Высокий актер «пластается» по земле, согбенностью тела показывая низменность Жантыка, пребывающего в «скорлупе» угодничества и интриганства. На протяжении спектакля Андрей то валяется на земле, то ползает на четвереньках, то подглядывает исподтишка за другими персонажами, проявляя то подлость, то лютую ненависть, то притворное послушание.
spectacle2В свою очередь, образ Козы-Корпеша, сияющего, светящегося любовью, актер Андрей Белавин раскрывает с помощью... уличной танцевальной пластики, что само по себе неожиданно. Тем не менее это оправданно. Козы в первых действиях, нежный и неопытный юноша, ждущий встречи с единственной на свете девушкой, трепещет от предвкушения своей огромной любви.
Заслуживают внимания образы матерей влюбленных. Мать Баян Кунекей и мать Козы Макпал в исполнении актрис Людмилы Пекушевой и Ирины Городковой – романтические образы любящих матерей, которые жаждут дать счастье своим детям. Они страдают от притеснения Карабая, но, несмотря на это, стараются оградить детей от несчастий, как и все мамы этой земли.
Образам матерей в спектакле уделено особое внимание как ключевым персонам мироздания. Одежды их напоминают зрителю мадонн европейского возрождения, а белые головные уборы пришли к нам как будто из Средневековья. Движения женщин – плавные, изящные, пластика восходит к классической греческой трагедии.
Все образы «Поэмы о любви» вылеплены тщательно, рельефно, а события, происходящие много веков назад, выглядят произошедшими ну буквально здесь и сейчас. В работе Алимбека Оразбекова ощущается опыт и теплота человека зрелого, много повидавшего и умеющего прощать и любить. Вот самое ценное качество постановки.
Каждый момент «Поэмы о любви» пропитан гуманизмом. И вопреки сюжетной канве, хочется вопросить: «Где ты, смерть? В чем твое торжество?» Потому что настоящую, великую любовь двух сердец смерть разлучить не в силах. И потому, что любовь – это единственное, что можно унести из этого мира в мир иной. Именно эту идею постановка Алимбека Оразбекова совместно с коллективом театра К. С. Станиславского раскрыла своеобразно и полно.

  • Нравится
  • Материалы по дате (Культура)

    « Ноябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30