Драгоценные мгновения

Тридцать первого января отмечается Международный день ювелира. В нашей стране есть Гильдия ювелиров, а в Караганде проводится конкурс золотых дел мастеров, давно уже ставший международным. Смело можно сказать, что наши ювелиры известны своим самобытным почерком. Не исключение и один из старейшин карагандинского цеха – Александр Цехмайструк.
Ольга МООС

yvelir1В его семье все были мастеровые и с фантазией. Дед Павел Галкин – легендарный печник, отец Владимир делал изумительную мебель, а сам Александр Цехмайструк уже больше 30 лет в ювелирном деле. По его стопам пошел и сын, тоже Александр, – личность многогранная. Цехмайструк-младший увлекается рок-музыкой, волонтер, участвует в благотворительных концертах, как и во всех ремесленных выставках и конкурсах города и страны. Есть и совместные с отцом награды.
Старший Цехмайструк не признает компьютера и все делает своими руками. Потому что, пользуясь современными технологиями, можно сделать абсолютно совершенную вещь. И абсолютно холодную. А вот такая подвеска «Пьеро», как у Александра, точно не получится. Два овала – две маски, одна воздушным шариком стремится ввысь, другая – живое лицо, с морщинками и опущенными уголками губ, словно тот же шарик, только уже чуть сдутый. Но шоу должно продолжаться, и усеяны конфетти воротник и манжеты... Серебряный Пьеро блестящий и «теплый», так и хочется потрогать его, взять в руки. Сегодня он существует в комплекте с серьгами и кольцом.
Больше всего Александра Владимировича поразили «бриллианты в конверте» – оказалось, в Германии, где Цехмайструку довелось проработать три самых счастливых по свободе творчества месяца в его жизни, можно заказать любые камни, металл и инструменты по почте. И ничего не потеряется в пути. Те 70 бриллиантов ему прислал клиент, выбравший эскизы карагандинца из прочих для драгоценного колье.
Настоящему мастеру все материалы принесут и в Караганде. А инструменты он сам себе выкует и выточит. Остается только сидеть в мастерской сутки напролет: рисовать эскизы, резать восковки, плавить металл, вытягивая из него тончайшую проволоку, постигать секреты мастерства, необъятного, как космос. Как огромные звезды в Сашином осакаровском детстве, когда лежал лицом к небу, в мягком сене, на телеге. Дед правил лошадью не спеша, и звезды медленно плыли над ними. Оттуда же его воспоминания о благолепии Осакаровки – всюду чисто и ухоженно. Даже у коров хвосты заплетены в косички.
С детства он рисовал, все подряд, много лепил. В художественную школу и в кружок не ходил, сидел дома и занимался сам. В юности по настоянию мамы получил модную в те годы специальность «слесарь КИПиА». В армейской учебке нарисовал обнаженную женщину. Наверное, от стресса, поясняет смеясь. Командир увидел, удивился и – спасибо за мудрость – отправил новобранца в штаб рисовать стенгазеты и брежневские доклады на бесконечных съездах. Случалось, за ночь работы истиралось два плакатных пера. Так много было ненужных слов.
После армии Александр пошел работать на стройку – электромонтажником. На вахтах объездил все Прибалхашье, по степям носился с этюдником. Что говорили на это коллеги? А ничего. Что скажешь человеку, без которого ни один «козел» в бытовке не включится.
Профессию художника Цехмайструк получал... тоже по почте. Был в Москве такой университет имени Крупской, оттуда присылали задания и рецензии на выполненные работы. Делалось это за деньги, и Цехмайструк пренебрежительно называет свою альма-матер «бурсой», но этот почтовый роман дал ему многое. В том числе первые отзывы профессоров: «вы уделяете слишком много внимания деталям». Тогда-то мастер и понял, что больше ювелир, чем художник. И занялся филиграннейшим из искусств. Хотя большой разницы между живописью и украшениями он не видит.
– Художнику легче, чем рабочему или торговцу, – считает он. – Какая разница – один пишет маслом, другой металл гнет. Специальную технику можно освоить в течение полугода-года. А вот что-то придумать, разработать – это сложно.
Ювелиры по природе одиночки, сидят по своим мастерским и всячески избегают контактов. Вроде бы от общения, как мы, журналисты, не устают. Но Александр Цехмайструк мечтает удрать из шумного города. Вырывается на отдых с женой, тещей, детьми и внуками, на рыбалку с друзьями. В основном с Сергеем Таскиным. Как-то взяли с собой нового товарища, но тот остался недоволен: «Скучно с вами. Молчите все время». Товарищ был не ювелир и не знал, что молчание – золото.
И общий язык они нашли с Сергеем Таскиным сразу. Случайно встретились в кооперативе, где Цехмайструк подрядился делать вывески –
поверьте, эта работа требовала ювелирной точности. Но пока Александр ее выполнял, кооператив развалился – обычное дело в девяностые. Тогда Сергей сказал: «Айда к нам в мастерскую».
И пошло, и завертелось. Первую работу безжалостно разбил строгий наставник Таскин. Первую авторскую – браслет в казахском национальном стиле (изучал орнаменты по книгам и образцам в музее, руководимом тогда Натальей Иваниной) – осмеяли коллеги. Мол, кто это купит?
Купили почти сразу. Пошли заказы, в том числе крупные и даже государственные. Но, увы, чиновники от культуры не пожелали придать новоявленной мастерской хоть какой-нибудь статус. И все постепенно сошло на нет. Теперь все вернулось на круги своя, но Александр стал ценить главную человеческую драгоценность – время.

  • Нравится
  • Материалы по дате (Культура)

    « Ноябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30