Город с человеческим масштабом

Французский архитектор Жан-Луи Коэн считает: «В любом городе может господствовать либо власть, либо рынок. Очень редко его жители».
Ольга МООС


jean louiscohenПо тому, что Музей изобразительного искусства в Караганде находится хоть и в центре, но задвинут за торговые дома, а красивейшие здания заняли суды, можно сделать вывод и о нашем городе. Но есть в нем прелесть и для людей, есть и особость.
Выдающийся зодчий, ученый и критик архитектуры Жан-Луи Коэн в самом начале упомянут не случайно. Он был в нашем городе этим летом, съездил в Астану, Алматы и Шымкент. Но в наш город профессор Сорбонны приехал чуть ли не специально к профессору политеха Сергею Лебедеву.

 

karagandaplace1Самое карагандинское место
В КарГТУ нередко приезжают самые разные делегации, и всегда их водит по городу Сергей Алексеевич. В составе делегации посольства Франции посетил вуз и атташе по культуре Гийом Касперский. Как выяснилось позднее, в Париже Гийом встречался с Коэном: Караганда – город, интересный своей историей и архитектурой, в том числе конструктивизмом. Жан-Луи сказал: «Я хочу в Караганду».
Кроме лекции для преподавателей и студентов (и Коэн, и Касперский отлично владеют русским языком), архитектор выполнил и другую миссию. Прошелся по Караганде с Лебедевым и побывал в музее Долинки. Экскурсия длилась целый день.
Долинка поразила его не только зданием главного управления Карлага в сталинском ампире, но и обаянием имен его узников. А Караганда?
– Он ошалел, – описывает впечатления французского коллеги Сергей Лебедев. – Я показал ему знаковые объекты – музыкальную школу на Жамбыла, ДК горняков, Летний театр на макете. Повез в Михайловку, показал «Чайку» новую и старую (гостиницу «Космонавт». – Прим. авт.). Больше всего его заинтересовал конструктивизм, а именно концертный зал «Шалкыма» и первые дома по плану Форбетта.
– Эти дома построены по первому эскизу, который бросила группа Эрнста Мая. Еще когда Кузнецовым не пахло, – говорит Сергей Алексеевич.
Считается, что самое «карагандинское место» в Караганде, что-то вроде волшебного пятачка, где можно ощутить ритм, уловить главную черту, – там, где на проспект Бухар-жырау двумя «рукавами» выходит улица Ленина. Эти «рукава», как и проулки старой части, рассеивают автомобильный поток, подчиняют людей своей скорости. В принципе такова квартальная система, вытесненная микрорайонами. А эти «рукава» – гениальная задумка первого проектировщика Караганды Александра Кузнецова...
Ан нет, именно здесь группа архитекторов Эрнста Мая задала структуру города, – считает наш профессор. Приехав в страну коммун и нового быта, немцы проектировали Донецк, Новокузнецк, а потом и Третью угольную кочегарку. Караганде повезло меньше, чем двум первым шахтерским столицам, – когда фашизм в Европе поднял голову, немецких архитекторов невежливо попросили. И они уехали. Но сделать концепцию, задать направление и поставить четыре дома педантичные немцы успели. По конструктивистской традиции эти дома стоят поперек, с выходом на улицу торцом, чтобы гасился шум, они чуть заглублены.

 

karagandaplace2«Машины для жилья»
Неподалеку от этих исторических домов, задуманных по конструктивистской идее как «машины для жилья», на площади Гагарина, где космонавт смотрит на восток, а его ближайший сосед Абай – на запад, мы наблюдаем уникальный в градостроении ансамбль «Шалкыма» – облисполком (ныне «АрселорМиттал»). И он был отмечен Жан-Луи Коэном. Разрабатывали проект ленинградские и московские архитекторы, и «Шалкыма» – это тоже чистый конструктивизм, как и горный техникум, впрочем, уже перестроенный, и собес. Старая гостиница, ныне «Казахтелеком», сохранила элементы конструктивизма.
Историей этого стиля очень увлечены немцы, но Сергей Лебедев не спешит делиться с ними материалами. А французский коллега восполнил пробел в истории архитектуры.
– Я был одним из первых, кто посмотрел на соцреализм иным взглядом. Его архитектура многоплановая, создана не только для власти в качестве больших построек, но и как практическая архитектура, которая пробовала отвечать требованиям общества, – объясняет Коэн. – Это продолжилось во время Никиты Хрущева, очень интересная архитектура появилась после ХХ съезда КПСС. Это целая история, которая не была представлена в больших учебниках по истории архитектуры. Я понял, что это моя задача, написал большую историю архитектуры ХХ века несколько лет назад, где уделяю свое место советскому стилю.
Никто не устоит против жемчужин Караганды – Дворца культуры горняков, областной клинической больницы на бульваре Мира, построенных великим Иосифом Бреннером, в любви к которому наш гид не устает признаваться. И то, что сохранился хотя бы макет бреннеровского же Летнего театра, тоже особенность Караганды. Потому что в нашем городе есть выставочный зал архитектурно-строительного факультета КарГТУ с макетами и планшетами. И есть Дом архитекторов, единственный в стране, не имеет он аналогов и на постсоветском пространстве. На фасаде – мемориальная доска, посвященная заслуженному архитектору КазССР, лауреату Государственной премии Станиславу Ильичу Мордвинцеву. Пусть дом воспринимается большинством из нас как кафе, но он есть, и таких нет нигде больше в Казахстане.

 

Власть и архитектура
У Караганды есть и другие жемчужины, знакомые немногим. Например, очень красивые арки – связки между домами на бульваре Мира. Они все разные, и каждая – маленький архитектурный шедевр, а сделал их архитектор Рустем Сейдалин, тот, что проектировал здание Ленинского райкома партии, ныне экономический суд. Увы, сейдалинские арки постепенно разрушаются, их застраивают. Но уцелело это здание в стиле итальянского палаццо, со знаменами, в терразитовой штукатурке.
У бульвара одна сторона классическая – старая, с теми самыми сейдалинскими арками, другая построена намного позже и не так интересна... Как выяснилось, вовсе нет. Коэну она интересна, как и «хрущевки» – ответ молодых и дерзких архитекторов на вызовы общества. Ну да, ему в них не жить...
– Есть различные сложные системы взаимодействия между властями и архитекторами. Существует система заказчиков. Кем были заказчики советской архитектуры 30-х годов? Уже не было таких людей, как Луначарский и Ленин, который был человеком широкой культуры. Это были ребята, которые прошли рабфаки, у которых не было культуры, – они были коммунистическими нуворишами, они хотели показать богатство. И теперь вопрос культуры заказчиков в России, в Казахстане – очень важный вопрос, – считает Коэн.
Тем не менее старая часть Караганды имеет «человеческий», уютный масштаб. Вся эта часть уже завершенная, уравновешенная и невероятно благодатная для пеших прогулок в любое время года.

Последнее изменение Среда, 09 Ноябрь 2016 15:09
  • Нравится
  • Материалы по дате (городская жизнь)

    « Сентябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30