Время мечтать

В музее изобразительного искусства проходит выставка «20 лет специальности «Архитектура» в КарГТУ».

Ольга МООС

vremya1Кто-то увидит здесь будущее нашего города, кто-то встретится с прошлым. В любом случае, если мечтать о новых формах, то тут самое место. Так, директор музея Бибигуль Кудабаева мечтает о проекте нового здания для храма искусства.
– Был момент года два назад, когда что-то стало сдвигаться с мертвой точки. Какой-то проект родился, но пока он в сыром виде. Неизвестно, будет ли воплощен, – говорит директор.
Пока же можно полюбоваться проектом музея современного искусства. Хотя все начиналось в 2002 году с дипломного проекта реконструкции здания политеха. Если вдохновляться, то альма-матер.
– Это ручная работа, отмыт он чаем, а не акварелью, есть такая техника, – раскрывает секреты доцент кафедры-юбиляра почетный архитектор РК Сергей Лебедев. – Сейчас мы к нему возвращаемся вновь. Идея подсказана и Меликовым, и Мордвинцевым: а почему у политеха нет портика? Он же был когда-то, это типовой проект. Мы придумали еще атриум, башню, переходы и так далее.
И все же путь от студенческой идеи до ее реализации уставлен пудами соли, которую надобно съесть. Пока проекты побеждают на международных конкурсах, но все еще не воплощены в весомое и зримое – Дворец бракосочетаний, реконструкции площадей возле ДК горняков и «Шалкымы», реновацию центральной части города. Нет заказчиков.
Впрочем, есть и иной взгляд. Коллеги по родственному цеху – художники и искусствоведы – были неожиданно резки в высказываниях.
– Дело в том, что реконструкция – это дело очень сложное и зачастую неблагодарное, – считает искусствовед Наталья Иванина. – Потому что умные люди, которым мы не чета, уже все продумали и все решили. Влезать в сложившуюся ткань города, с одной стороны, провокационно, а с другой – попахивает вандализмом.
Я в принципе против такого вторжения. Как я понимаю, степь-то у нас маленькая для новых построек, ну не хватает нам пространства! Приходится тесниться в одном и том же месте. Центр сдвигается на Юго-Восток, а в городе уже по-хорошему надо остановиться. Заботиться только о том, чтобы не было облупленных фасадов, пристроенных крылечек. Караганда – как пожилая женщина, которая следит за своим лицом, чтобы людям не было страшно. И все.
Много лет эта женщина создавала свой образ, ведь архитектура это и есть создание образа, создание среды. Когда я представляю себе Караганду, встают образы бульвара Мира, Ленина, кусочек у «Шалкымы», где Ленина двумя рукавами впадает в наш главный проспект. А то, что на Юго-Востоке... По планировке вроде бы и ничего, но многое не доделано. Вообще, это повторение того, что есть во всех городах. Чем так хорош этот Ле Корбюзье, которого все они боготворят? Это еще с двадцатых годов вошло в их сознание: ах, гений! Да, по функции он гений, а по архитектуре как искусству организации среды – я не знаю. По-моему, это кощунство.
– Хотелось увидеть новые открытия для нашего города, это мы ищем, – вторит художник Мурат Калкабаев. – А увидели давно знакомое, одно и то же. Я хотел бы, чтобы архитекторы удивили нас, как это делают зодчие других городов. Мы были раньше вторым городом в Казахстане, теперь стали четвертым, после столиц Павлодар нас опережает. Может быть, заказчики им денег не дают? Ни одного достойного объекта нет у нас, кроме ДК горняков, даже цирк стандартный. Город потерял свой уникальный облик. Караганда по сравнению с другими городами смотрится отсталой. А вы, журналисты, только и знаете, что хвалить архитекторов.
Впрочем, идут на такие проекты архитекторы не от хорошей жизни. А из любви к родной Караганде.
– Вот проект реконструкции старого центра с «Шалкымой», там новодел возле мединститута строят, такой, с рогами, а наша идея была поднять башню магазина «Сауле». Этот же новодел не лезет ни в какие ворота! – возмущается Лебедев.
За 20 лет существования кафедра выпустила 350 специалистов. Магистранты политеха разбросаны по всему миру, в географии Нью-Йорк, Пекин, Москва, Санкт-Петербург, Стокгольм, Куйбышев, Новосибирск, Тюмень.
– Открытию этой специальности предшествовало много событий, – приподнимал завесу прошлого Сергей Алексеевич. – В 1959 году в политехе открылась строительная специальность, и уже там преподавали архитектуру как предмет.
Сам Сергей Лебедев решил обратить внимание акима на Каздрам, если тот заглянет на выставку. Для этого выставил макет театра. Говорит, ему звонят: театр рушат и продают. Надо обратить внимание на то, как погибает одна из архитектурных жемчужин Караганды.
А пока остается мечтать, что вернется новая смена зодчих из Нью-Йорка или Куйбышева и возведет в родной Караганде что-нибудь самобытное, революционное и не менее блистательное, чем ДК горняков работы оказавшегося в наших краях волею судеб Якова Бреннера.

  • Нравится
  • Материалы по дате (городская жизнь)

    « Ноябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30